Внутричерепные гематомы и вдавленные переломы свода черепа

Чего нельзя делать при черепно-мозговой травме?

Лёгкой черепно мозговой травмой считают случаи непосредственного или опосредованного механического повреждения мозга с оценкой по шкале ком Глазго (ШКГ) 13-15 через 30 минут после травмы

Лёгкие черепно-мозговые травмы в подавляющем большинстве случаев протекают без последствий, либо с преходящими нарушениями, которые сохраняются несколько дней/недель.

Сотрясение головного мозга

Сотрясение головного мозга

  • может быть вызвано непосредственным ударом по голове, лицу, шее и другим частям тела с передачей кинетической энергии на голову.
  • как правило, приводит к острому развитию кратковременных неврологических нарушений, которые проходят спонтанно.
  • Сотрясение головного мозга может сопровождаться патогистологическими изменениям в мозговой ткани, однако, в основе развития симптомов лежат преимущественно функциональные нарушения. При проведении стандартных процедур нейровизуализации травматических изменений не выявляется.
  • приводит к последовательному появлению клинических синдромом, среди которых может не быть потери сознания. Характерно последовательное угасание тяжести нарушений. Однако, важно помнить, что некоторые из них могут сохраняться длительно.

Кроме сотрясения мозга, к лёгкой черепно-мозговой травме относится ушиб головного мозга лёгкой степени тяжести.

Симптомы лёгкой черепно-мозговой травмы

Неврологические

  • Головная боль
  • Тошнота
  • Рвота
  • Двоение и “туман” в глазах
  • “Вспышки” или “звёздочки” в глазах
  • Нарушения равновесия
  • Головокружение
  • Свето- и звукобоязнь
  • Шум в ушах

Поведенческие или эмоциональные

  • Заторможенность
  • Общая слабость или сонливость
  • Раздражительность
  • Депрессия
  • Тревога
  • Увеличение продолжительности сна, больше привычной
  • Трудности при засыпании

Когнитивные

  • Ощущение замедленности
  • Ощущение “оцепенения”, “как-будто в тумане”
  • Трудности с концентрацией внимания

Ухудшение состояния пациента с лёгкой черепно-мозговой травмой (появление/усиление головной боли, появление/утяжёление неврологических симптомов, появление спутанности и угнетения сознания) может указывать на развитие внутричерепной гематомы и требует экстренного выполнения нейровизуализации

Большинству пациентов достаточно кратковременного симптоматического лечения:

  • при головной боли используются анальгетики и НПВС (парацетамол, ибупрофен, напроксен),
  • при тошноте и рвоте — средства от укачивания и успокоительные антигистаминные средства — при лёгкой выраженности — драмина, атаракс, при выраженных — антисеротононинергические препараты — ондансетрон, гранисетрон (Авомит, Китрил).

Многие известные люди занимались боксом и, вероятно, получали повторные черепно-мозговые травмы.

Из этого списка мне больше всего импонируют Эрнест Хемингуэй и Владимир Владимирович Набоков.

Именно бокс «открыл» миру Чарли Чаплина, он подрабатывал спарринг-партнёром в лёгком весе, его заметил директор Чикагского цирка и пригласил к себе с номером «На арене — бокс».

Исключения: спустя 3 месяца стойкие последствия в виде когнитивных, психических или неврологических нарушений остаются у 10-15% лиц, перенесших лёгкую черепно-мозговую травму (Iverson, 2005). Это состояние называется “постконтузионный синдром”.

Постконтузионный синдром включает в себя не менее трёх из следующих групп синдромов, развившихся в течение не более 4-х недель после получения травмы:

  • Головная боль, головокружение, недомогание, общая слабость, повышенная чувствительность к громким звукам;

  • Раздражительность, депрессия, тревога, эмоциональная лабильность;

  • Нарушения памяти и внимания, расстройства мышления, которые воспринимаются пациентом субъективно и не фиксируются – нейропсихологическими тестами

  • Бессонница

  • Снижение толерантности к алкоголю

  • Повышенная озабоченность описанными выше симптомами с ипохондрическим настроем и болезненным самоощущением

У пациентов с очаговыми поражениями головного мозга, в том числе травматическими, а также у лиц, злоупотребляющих алкоголем, повторные, даже лёгкие, черепно-мозговые травмы существенно усиливают риск посттравматических припадков и эпилепсии.

Редко наблюдается развитие «деменции боксёров» у лиц с повторными лёгкими черепно-мозговыми травмами. К этому осложнению предрасположены люди с ApoE ε4 (подтип липопротеида, белково-липидного комплекса).

У небольшой доли пациентов развивается синдром повторного сотрясения (second-impact syndrome – SIS) — диффузный отёк головного мозга после повторных травм. Чаще возникает у спортсменов на фоне симптомов полученного ранее сотрясения головного мозга. В 1998 году было описано 17 случаев, в 12 из них описание не было полным. В работе 2013 года не было выделено состояний, которые можно однозначно рассматривать как факторы риска SIS.

image

выполнять краниографию, если есть возможность проведения компьютерной томографии (КТ) головного мозга — переломы черепа без ушиба головного мозга — казуистика. Если будет выявлен перелом — не обойтись без КТ головного мозга для исключения ушиба и гематомы, если нет — исследование не исключает у пациента опасных проявлений травмы.

  • На практике врачи часто испытывают затруднения в оценке костей лицевого скелета на основании рентгенограмм, что также требует повторного проведения КТ.
  • При наличии томографа не нужно терять время на эхоэнцефалоскопию.
  • Если доступ к КТ или МРТ ограничен, необходимо обоснованно отбирать тех, кому исследование действительно нужно.

Ниже, с целью ознакомления, приводятся различные наборы показаний:

Канадский набор показаний*

  • Оценка по ШКГ < 15 баллов;
  • Подозрение на открытый или вдавленный перелом черепа;
  • Клинические признаки перелома основания черепа (гемотимпанум, «глаза енота» “raccoon eyes,” ликворея из ушей и носа, кровоподтёк в околоушной области «Battle’s sign»;
  • Два и более эпизода рвоты;
  • Возраст ≥65 лет;
  • Продолжительность антероградной амнезии ≥30′ с момента получения травмы;
  • Опасный механизм получения травмы (мотоциклетная травма, падение с высоты более 3-х футов (около 1 метра), или более пяти ступеней;

*Шкала не пригодна для случаев с возможностью развития расстройств сознания из-за причин, не связанных с травмой, при оценке по ШКГ <13 баллов, возрасте пациентов <16 лет, если пациент принимает оральные антикоагулянты (варфарин, прадаксу, ксарелто и др.) или страдает заболеваниями с повышенной склонность к кровотечениям.</p>

Нью-Орлеанский набор показаний

  • Головная боль;
  • Рвота;
  • Наркотическое или алкогольное опьянение;
  • Стойкая антеградная амнезия (нарушения кратковременной памяти)
  • Травматические повреждения выше ключицы;
  • Судорожные припадки;
  • Возраст ≥60 лет;

Риск выявления патологии головного мозга выше у пациентов с оценкой по шкале ком Глазго через 30 минут после травмы 13-14 баллов, чем 15 баллов. Выделены следующие группы по выраженности риска:

Низкий риск — 15 баллов по ШКГ после получения травмы, без потери сознания, амнезии, тошноты, рвоты, головной боли — риск развития внутричерепной гематомы, требующей нейрохирургического лечения 0,1:100

Средний риск — 15 баллов по ШКГ в сочетании с потерей сознания, амнезией, тошнотой, рвотой, головной болью — риск выявления внутримозговой гематомы, требующей нейрохирургического вмешательства 1-3:100, необходимо проведение КТ головного мозга.

Высокий риск – оценка 14-15 баллов по ШКГ, признаки перелома черепа, неврологический дефицит. Риск выявления гематомы, требующей нейрохирургического вмешательства 6-10:100.

К группе пациентов высокого риска, вне зависимости от клинических проявлений травмы, относятся лица, с приёмом антикоагулянтов в анамнезе, до получения травмы, лица > 60 лет.

В случаях, когда КТ головного мозга не проводилась, рекомендовано:

– в течение двух недель с момент получения травмы воздерживаться от приёма алкоголя и обезболивающих препаратов, управления автомобилем и другими транспортными средствами;

– сообщить близким о перенесённой черепно-мозговой травме и предупредить, что при появлении нарушений поведения и повышенной сонливости необходимо вызвать скорую помощь,

– обратиться за помощью самому при усилении головной боли, появлении двоения в глазах, тошноты и рвоты, слабости конечностей и других неврологических нарушений.

«Qu’ils mangent de la brioche», фр.- досл. «Пусть они едят бриоши» – «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!», Королева Франции, Мари́я-Антуане́тта, 1769

– проводить КТ головного мозга после получения отрицательного результата при МРТ головного мозга (в учреждении, где оказывается помощь, есть МРТ, но нет КТ)

Ввиду неоднородности состояний, вызванных биомеханическим поражением головного мозга, для которых характерно нарушения памяти и ориентированности, иногда, с потерей сознания (определение сотрясения головного мозга от 2013 года), вопрос нейровизуализации черепно-мозговой травмы является сложным. Диагноз основан на клинических характеристиках пациента, в большинстве случаев, обычное КТ и МРТ исследования не выявляют изменений в веществе головного мозга у лиц с лёгкой ЗЧМТ.

При наличии магнитно-резонансного томографа — метод обладает достаточной чувствительностью для выявления очаговых травматических изменений головного мозга и внутричерепных кровоизлияний.

МРТ, по сравнению с КТ головного мозга, обладает большей чувствительностью при выявлении очаговых поражений головного мозга. Однако, ни то не другое исследование не даёт результатов, коррелирующих со степенью и характером нейропсихологических нарушений.

Оба метода исследований не достаточно точно выявляют признаки диффузного аксонального повреждения.

На практике важным является выделение состояний, требующих нейрохирургического вмешательства: гематомы, переломы черепа.

Использование данных о характере и распространённости ушибов головного мозга в формировании прогноза и плана восстановительного лечения не разработано.

– выполнять повторные нейровизуализационные исследования (КТ и МРТ) без медицинских показаний

Немотивированная тревога лечащего врача к показаниям не относится. Повторные обследования показаны пациентам с прогрессированием расстройств сознания и очаговых неврологических симптомов, с развитием судорожных припадков. Выполнение КТ подвергает пациента действию ионизирующего излучения, что повышает риск опухолевых заболеваний.

Вред от МРТ головного мозга для здоровья не доказан, для кошелька пациента и медицинского учреждения — бесспорен.

– использовать при обследовании пациента реоэнцефалографию, как после травмы, так и в отдалённом периоде

Исследование не даёт ценной информации, его результаты будут отличаться при повторных исследованиях, не нужны для лечения пациентов, выступают в качестве дополнительного источника тревоги.

– выполнять электроэнцефалографию пациентам, перенесшим ЧМТ, у которых не было эпилептических припадков и их эквивалентов

После ЧМТ чаще отмечаются неспецифические изменения: единичные острые волны, группы острых волн, реже, комплексы «пик-волна», неравномерность альфа-ритма; большая чувствительность к функциональным пробам. Риск эпилептических припадков у лиц без очагового поражения головного мозга не велик, также низок риск развития эпилепсии у лиц, перенесших ранние посттравматические припадки в течение первой недели после получения травмы.

– выполнять дуплексное сканирование брахиоцефальных артерий всем пациентам, перенесшим ЧМТ

диссекция церебральных артерий является довольно редким осложнением черепно-мозговой травмы, как правило, протекает с клиникой недостаточности мозгового кровообращения, головной болью и болью в шее. Инсульты, вызванные диссекцией прецеребральных артерий, протекают доброкачественно.

Информация о материале
Автор: Михаил Яблонский
Категория: Черепно-мозговая травма
Опубликовано: 02 сентября 2015
  • Назад
  • Вперед

image С.А. Семенов. Витебская областная клиническая больница, Республика Беларусь. Журнал: SonoAce Ultrasound №28 Рубрика: Эхография поверхностно расположенных органов

УЗИ аппарат HM70A

Экспертный класс по доступной цене. Монокристальные датчики, полноэкранный режим отображения, эластография, 3D/4D в корпусе ноутбука. Гибкая трансформация в стационарный сканер при наличии тележки.

Введение

В оториноларингологических отделениях, занимающихся оказанием круглосуточной экстренной и неотложной помощи, пациенты с переломами костей носа (ПКН) составляют около 3 % [1], при этом ПКН являются наиболее часто встречающейся травмой лицевого скелета и ЛОР-органов [2]. Установление точного диагноза необходимо для экспертной оценки, выдачи достоверного заключения и определения тактики лечения.

Кроме клинического обследования, для уточнения диагноза во многих лечебных учреждениях имеется широкий арсенал диагностической аппаратуры (аппараты для рентгенографии, компьютерной томографии, МРТ, УЗИ и эндоскопического исследования). Рационально подобранный алгоритм диагностики приводит к своевременной постановке диагноза у пациента, адекватным и полноценным лечебным мероприятиям, что обеспечивает медицинскую, социальную и экономическую эффективность.

Цель исследования – оценить информативность методов диагностики переломов костей носа, разработать показания к ультразвуковому исследованию пациентов с ПКН.

Материал и методы

Клинически обследован 131 пациент с переломами костей носа, всем из них была выполнена рентгенография костей носа, 20 из них выполнена КТ. Проведено 100 УЗИ костей носа (20 здоровых добровольцев, 70 пациентов с ПКН и 10 пациентов со стойкими посттравматическими деформациями носа). Рентгенограммы костей носа выполнялись в боковых и прямой затылочно-подбородочной проекциях. КТ костей носа осуществлялась с помощью спирального компьютерного томографа в аксиальной, а в ряде случаев и коронарной проекции с шагом 5 мм, с последующей двухмерной реконструкцией. УЗИ костей носа проводилось с учетом описанных в литературе методик [3, 4] на современном ультразвуковом аппарате линейно-трапециевидным датчиком с длиной рабочей поверхности 40 мм и частотой 6-12 МГц в положении пациента лежа на спине. Датчик вначале устанавливали продольно (параллельно спинке носа) и поперечно на спинке носа, а затем продольно и поперечно на обоих скатах носа. Для придания конгруэнтности поверхности датчика и носа на кожу носа наносился гель.

Результаты и обсуждение

Во время клинического исследования при определении крепитации костных отломков, подвижности пирамиды носа, появлении или увеличении деформации наружного носа диагноз ПКН был поставлен лишь у 73 (55,3 %) пациентов. Однако при наличии деформации наружного носа, без клинически определяемой крепитации, подвижности костных отломков у 49 (37,12 %) человек необходимо было дифференцировать стойкую посттравматическую деформацию наружного носа от “свежего” ПКН с деформацией наружного носа. Для уточнения диагноза использовали инструментальное дообследование. С помощью боковых рентгенограмм костей носа удалось выявить перелом костей носа у 125 (95,42 %) из 131 пациента. У 6 (4,58 %) обследованных с клиническими признаками ПКН и деформацией наружного носа, когда происходило западение одного из скатов носа, на рентгенограммах в боковых проекциях перелом не был выявлен. Прямая затылочно-подбородочная проекция (Waters view) использовалась для оценки бокового смещения отломков или подтверждения признаков перелома, не диагностированного на боковых рентгенограммах. Так, из 8 пациентов прямая проекция выявила перелом лишь у 4 (50 %), со значительным смещением отломков. При небольшом смещении отломков из-за наложения костных структур перелом со смещением визуализировать не удалось. Проведен анализ КТ костей носа 20 пациентов с ПКН, у всех подтверждено наличие перелома.

Как альтернатива рентгенологическому методу использовалось УЗИ. По данным литературы, современные ультразвуковые аппараты дают возможность отобразить кости носа, их переломы и смещение и являются альтернативой рентгенологическим методам исследования [5-8]. Ультразвуковое сканирование занимает лидирующее положение среди лучевых методов диагностики, что обусловлено простотой, неинвазивностью и экономичностью сонографии, непродолжительностью данного исследования, отсутствием ионизирующего излучения [9].

При УЗИ 20 пациентов без переломов носа в анамнезе была определена нормальная ультразвуковая картина наружного носа (рис. 1). Кости носа визуализировались в виде непрерывной дугообразной гиперэхогенной линии, над которой располагалась гипоэхогенная зона с вкраплениями: жировая клетчатка и тонкий гиперэхогенный слой – кожа.

Рис. 1. Ультразвуковое исследование носа (норма и переломы). 1) Кости носа без признаков перелома (на кости носа указывает стрелка). 2) Расположение датчика при исследовании (2а, 2с – на фото, 2в – схематично). 3) Переломы костей носа (места перелома обозначены стрелкой); а – датчик расположен продольно на спинке носа; в – датчик расположен поперечно на спинке носа; с – датчик расположен поперечно на левом скате носа.

При ультразвуковом сканировании визуализировали места переломов, которые выглядели в виде анэхогенной полосы, нарушающей непрерывность гиперэхогенной линии костей носа, часто смещение отломков визуализировалось в виде ступеньки (рис. 1). Изображение в виде снимка фиксировали на мониторе и сохраняли в памяти компьютера, в дальнейшем оно могло быть распечатано на бумажном носителе. Сложности возникали при УЗИ пациентов с ПКН с повреждением кожных покровов носа, так как этот метод исследования является контактным, в отличие от рентгенографии, которую можно проводить с лейкопластырной или марлевой повязкой на носу. В таких случаях УЗИ проводилось после первичной хирургической обработки раны носа либо на датчик надевался латексный чехол, заполненный водой или гелем. Среди 70 исследованных пациентов с переломами костей носа при УЗИ удалось определить или подтвердить наличие перелома у 68 (97,14 %).

Для дифференциальной диагностики ПКН со стойкой посттравматической деформацией наружного носа провели 10 УЗИ пациентов с неправильно сросшимися переломами (рис. 2). При УЗИ отсутствовала четкая анэхогенная линия перелома, наблюдалось утолщение костей, окружение костей тканью пониженной эхогенности. В качестве иллюстрации приводим одно из наших клинических наблюдений.

Рис. 2. УЗИ носа: стойкие посттравматические деформации носа. На места сросшихся переломов указывает стрелка, датчик стоит поперечно на правом скате носа.

Клиническое наблюдение

Пациент Б., 27 лет, был доставлен в приемное отделение УЗ ВОКБ бригадой скорой медицинской помощи после того, как несколько часов назад был избит, сознание не терял. У пациента были жалобы на боль в области носа, головную боль. Больной был осмотрен оториноларингологом и нейрохирургом. Установлено: выраженный отек мягких тканей наружного носа, больше в области правого ската носа, пирамида носа находится по средней линии, при пальпации неподвижна, болезненна, крепитации костных отломков не определяется. Сделаны рентгенограммы черепа в двух проекциях, рентгенограммы костей носа в боковых проекциях. Данных о переломе не получено. В связи с тем, что черепномозговая травма (ЧМТ) и ПКН во время осмотра и обследования не выявлены, пациенту был поставлен диагноз: “ушиб носа”. Рекомендовано дальнейшее наблюдение оториноларинголога и невролога в поликлинике по месту жительства.

На следующий день пациент повторно обратился за помощью в связи с усилившимися головными болями. Была сделана КТ головного мозга и лицевого черепа. На КТ выявлен перелом костей носа в области правого бокового ската носа (рис. 3). Пациента госпитализировали в нейрохирургическое отделение с диагнозом: “закрытая черепномозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом костей носа”. При проведении УЗИ костей носа ПКН был подтвержден, выявлено смещение – западение костей носа в области правого бокового ската. Так как отек мягких тканей носа уменьшился, стала определяться незначительная деформация наружного носа. Поставлен диагноз: “закрытый перелом костей носа с деформацией наружного носа”.

Рис. 3. Перелом костей носа в области правого бокового ската носа (клиническое наблюдение): 1 – фотография, 2 – боковая рентгенограмма, 3 – компьютерная томограмма, 4 – эхограмма.

На основании полученных данных предлагается алгоритм обследования пациентов при повреждении носа (рис. 4).

Рис. 4. Алгоритм обследования пациента при травме носа.

Выводы

  1. Большинство переломов костей носа выявляется с помощью инструментальных методов исследования, клинически удается поставить диагноз перелом костей носа лишь у 55,3 % пациентов.
  2. Боковую рентгенографию целесообразно использовать для скринингового обследования пациентов с травмами носа.
  3. УЗИ костей носа является более точным методом диагностики переломов костей носа в области боковых скатов носа по сравнению с рентгенографией, позволяет задокументировать боковое смещение отломков.
  4. КТ является наиболее точным методом исследования, незаменима для диагностики комбинированных переломов костей черепа.

Литература

  1. Семенов С.А. Особенности эпидемиологии переломов костей носа // Достижения фундаментальной, клинической медицины и фармации: материалы 65-й науч. сессии сотр. ун-та, Витебск, 24-25 марта 2010 г. / Вит. гос. мед. ун-т; редкол.: В.П. Дейкало [и др.]. Витебск, 2010. С. 65-67.
  2. Боймурадов Ш.А. Частота встречаемости переломов костей носа среди травм лица // Российская оториноларингология. 2006. N 4. С. 4-6.
  3. Еремина Н.В., Чернышенко И.О., Русецкий Ю.Ю. Диагностика и лечение переломов костей носа с использованием ультрасонографии // Российская оториноларингология. 2007. N 4. С. 73-79.
  4. Thiede O. Comparison of ultrasonography and conventional radiography in the diagnosis of nasal fractures // Arch. Otolaryngol. Head Neck Surg. 2005. V. 131 (5). P. 434-439.
  5. Еремина Н.В., Русецкий Ю.Ю., Чернышенко И.О. Диагностическая эффективность рентгенографии при переломах костей носа с позиции доказательной медицины // Российская оториноларингология. 2004. N 3. С. 33-36.
  6. Danter J. et al. Ultrasound imaging of nasal bone fractures with a 20-MHz ultrasound scanner // HNO. 1996. V. 44 (6). P. 324-328.
  7. Friedrich R.E., Heiland М., Bartel-Friedrich S. Potentials of ultrasound in the diagnosis of midfacial fractures // Clin Oral Investig. 2003. V. 7 (4). P. 226-229.
  8. Zagolski O., Strek P. Ultrasonography of the nose and paranasal sinuses // Pol Merkur Lekarski. 2007. V. 22 (127). P. 32-35.
  9. Чернышенко И.О. Оптимизация диагностики и лечения травматических повреждений костных структур носа: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. Самара, 2005.

УЗИ аппарат HM70A

Экспертный класс по доступной цене. Монокристальные датчики, полноэкранный режим отображения, эластография, 3D/4D в корпусе ноутбука. Гибкая трансформация в стационарный сканер при наличии тележки.

« предыдущая статья следующая статья »

Публикации по теме

Как физиопроцедуры ускоряют процесс восстановления после травм?

Физиопроцедуры созданы, чтобы облегчить послеоперационную жизнь, улучшить состояние здоровья после получения различных травм, они способствуют в лечении некоторых заболеваний. Физиопроцедуры помогают снизить активность разных воспалительных процессов, стимулируют восстановительные возможности организма. Они снимают или уменьшают болевой синдром, способствуют улучшению работы систем крово- и лимфотворения. Процедуры могут быть направлены на устранение контрактур, восстановление иммунных систем организма.

Назначение физиопроцедур происходит строго индивидуально для каждого пациента его лечащим врачом. Врач подбирает необходимый комплекс процедур исходя из особенностей заболевания, возраста и состояния организма. Бывает и так, что физиопроцедуры позволяют побороть заболевание, которое не поддавалось лечению традиционными способами.

На какие задачи могут быть нацелены процедуры физиотерапии?

Самые распространенные физиотерапевтические методы:

●    Электрофорез;

Магнитотерапия;

Ультразвуковая терапия;

Лазерная терапия.

Электрофорез лекарственных веществ — это вид физиопроцедур, которыйоснован на использовании постоянного тока и вводимых с его помощью лекарственных веществ. Лекарство распадается на ионы, находясь в водном растворе. При пропускании тока через раствор, ионы лекарства начинают перемещаться, равномерно проникая в кожу человека, слизистую, межклеточную жидкость — так они проникают и распространяются по организму пациента.

Магнитотерапия — одно из недавних нововведений в области физиотерапии. Работает на воздействии переменного магнитного поля, как на весь организм в целом, так и на определённую его часть. Аппараты, снабженные компьютерным программным обеспечением, могут проводить непрерывный контроль, благодаря этому врач может составлять индивидуальные программы каждому пациенту.

Магнитотерапия облегчает боль, понижает артериальное давление, запускает восстановительные и регенеративные процессы. Обладает сильным противовоспалительным и противоотечным средством. Магнитотерапия нормализует кровеносные и лимфатические сосуды, улучшая работу вегетативной нервной системы. Такой вид терапии помогает в нормализации сна, улучшает психофизическое и эмоциональное состояние.

Лечение ультразвуком — такая терапия оказывает на организм механическое, физико-химическое и легкое тепловое воздействие. Благодаря свойствам ультразвука окислительно-восстановительные процессы в тканях происходят быстрее. Используется ультразвук при лечении внутренних болезней, при заболеваниях суставов, лор-органов.

Лазеротерапия – один из достаточно новых методов физиотерапии, который используется пока чуть более 30 лет. Свет излучаемый лазером, проникает на большую глубину и запускает обмен веществ в больных тканях, стимулируя весь организм. Лазер может устанавливаться внутривенно, чтобы непосредственно воздействовать на кровь. Внутрисосудистое внедрение лазера позволяет укрепить иммунитет, повысить транспортные функции крови, усиливает метаболизм.

Применение физиотерапии при восстановлении после травм, как и самостоятельно — очень полезно для человеческого организма. Помимо усиливающего эффекта от других методов лечения, физиотерапии снижают риск развития осложнений, позволяют уменьшить период восстановления, что благоприятно влияет на выздоровление организма.

Применяя физиотерапию, вы можете уменьшить дозу препаратов, используемых в лечении во время восстановления после травм, улучшить кровоснабжение, общий мышечный тонус, убрать воспаление и отёк. Можно разработать большой и разнообразный курс восстановления с применением физиотерапевтических методов, которые стоит применять при восстановлении после травм, а также для укрепления вашего здоровья в целом!

Записаться на физиопроцедуры

image 26.02.2021 32996

4 февраля Фонд «Не напрасно» вместе с врачом-инфекционистом Оксаной Станевич провел стрим, посвященный вакцинации онкологических пациентов против COVID-19. Оксана рассказала, можно ли людям с онкологическими заболеваниями делать прививку от коронавирусной инфекции, и ответила на вопросы слушателей. Мы еще раз посмотрели стрим, собрали вопросы и записали ответы Оксаны. 

Если вы не нашли ответы на свои вопросы, задайте их экспертам бесплатного сервиса «Просто спросить о COVID-19».

Кратко*

Люди с онкологическим заболеванием могут привиться от COVID-19:

— перед химиотерапией/очередным приемом моноклональных антител, либо спустя 4–6 месяцев после. 

— вакцинироваться могут пациенты в стадии ремиссии, которые не получают химиотерапию или нуждаются в ней не чаще 2 раз в год. 

— При приеме ингибиторов тирозинкиназ ответ на прививку может быть ослаблен, но это не противопоказание для вакцинации.

Решение о вакцинации в каждом случае должно приниматься отдельно, с учетом предпочтений пациента и риска заражения COVID-19.

*В стриме идет речь об ограничениях на вакцинацию аденовекторными вакцинами, в частности, «Спутником V». 

Можно делать ли прививку при раке крови?

Стоит учитывать особенности COVID-19 у людей с онкологическими заболеваниями крови:

— пациенты с онкогематологическим диагнозом, получающие химиотерапию или перенесшие трансплантацию стволовых клеток, и при этом заболевшие COVID-19, часто переносят инфекцию очень тяжело. Не всегда их удается спасти.

— пациенты с лимфомой после COVID-19 долго выделяют вирус, оставаясь заразными для окружающих. Также из-за этого пациент не может получить лечение основного заболевания.

Если речь идет о лимфоме, вакцинироваться можно. Если о другом онкогематологическом заболевании, то вакцинироваться можно перед химиотерапией или в перерыве между курсами поддерживающей терапии моноклональными антителами. 

Подробнее о показаниях и противопоказаниях читайте в нашем материале о вакцинации против COVID-19.

Ребенок после онкозаболевания в ремиссии уже второй год. Можно ли сделать прививку? 

Детям по закону пока нельзя прививаться. Со временем будут собраны более полные данные о безопасности применения вакцин у детей и беременных женщин. Шанс есть у «ЭпиВакКороны» — она не содержит генетического материала коронавируса/вирусного вектора.

Ремиссия 12 лет после лимфомы Ходжкина. Гематолог запрещает все прививки, поскольку считает, что мой иммунитет непредсказуем. Прививка в этом случае может оказаться опаснее COVID-19?

COVID-19 значительно опаснее, чем прививка против этого заболевания. COVID-19 может дать много осложнений как в ходе заболевания, так и после. Среди них пневмония с большим процентом поражения легких, тромботические осложнения. В процессе лечения применяются препараты, от которых иммунная система может вести себя более непредсказуемо, чем после вакцинации. Если вы 12 лет в ремиссии, не применяете моноклональные антитела в качестве поддерживающей терапии или применяете их редко (раз в 8–12 месяцев), то можно прививаться. 

У мамы был рак щитовидной железы 5 лет назад. После лечения ей ставят выздоровление. Можно ли ей прививаться?

Можно, если она сейчас не получает химиотерапию. 

Можно ли делать прививку при лимфоме Ходжкина, если пациентка в ремиссии 2 года?

Можно, если ремиссия два года, нет поддерживающей терапии моноклональными антителами или прошло 4–6 месяцев после последнего введения препарата. 

Рак молочной железы (РМЖ) в ремиссии. Прием Золадекса и Фемары — противопоказание для прививки? В поликлинике делать прививку категорически запретили. 

Если РМЖ в ремиссии, с момента лечения химиотерапией прошло полгода, вы находитесь на «антиэстрогеновых» препаратах, вакцина будет не только безопасна,  но и эффективна. Препараты, которые вы принимаете, не воздействуют на иммунитет.

Лимфома Ходжкина, III стадия. В июле 2020 года прошел лечение, пока не сделал позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ). Можно ли сделать прививку?

По-видимому, у вас недавно был цикл химиотерапии и, судя по всему, еще не прошло полгода после последнего введения препаратов. Пока не пройдет 6 месяцев после последнего цикла — прививаться нельзя. Если сейчас вакцинироваться, то у вас может быть недостаточный либо «искаженный» иммунный ответ на прививку.  

С аутоиммунным тиреоидитом (АИТ) можно вакцинироваться «Спутником V» ?

Если АИТ с переходом в тиреотоксикоз, есть необходимость принимать антитиреоидные средства, то могут быть проблемы. Неизвестно, какая будет реакция щитовидной железы после введения вакцины. При тиреотоксикозе лучше воздержаться от вакцинации. Если у вас гипотиреоз, то вакцинироваться можно.

Можно ли вакцинироваться при прохождении лучевой терапии?

С лучевой терапией то же самое, что и с химиотерапией — ближайшие 4 месяца после лучевой терапии ограничения на вакцинацию сохраняются, так как ответ на вакцину сразу после лечения может быть недостаточным. Но данных пока мало, и, вероятно, если лучевая терапия была местной, вакцина может иметь эффект. Это предстоит узнать в будущем.

Рак щитовидной железы, 4 стадия, после операции. Планируется радиойодтерапия. Когда можно вакцинироваться и можно ли?

Учитывая, что терапия только предстоит и радиойодтерапия не так сильно подавляет иммунитет, вакцинироваться можно. 

Будет ли «Спутник V» исследован среди онкопациентов в ремиссии? Пока что на этой группе вакцину не изучали.

Это надо спросить у производителей. Возможно, они опубликуют информацию на сайте. 

Неходжкинская лимфома, болела в ноябре тяжело COVID-19. Нужно ли прививаться и когда?

Уточните у своего лечащего врача или посмотрите в выписке, не получали ли вы тяжелую антицитокиновую терапию моноклональными антителами. У них долгий период выведения, поэтому эффект вакцинации может быть снижен. 

Сначала нужно проверить антитела: если их нет, то можно планировать вакцинацию. Если антител достаточно много — титр от 1:200 и выше, вакцинацию можно отложить.

У отца рак простаты, операцию провели в июле 2020 года, терапию не получает. Можно ли делать прививку?

При таких условиях вакцинироваться можно.

В августе была аутоТГСК (аутологичная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток). Можно ли делать прививку «Спутник V»?

Прошло больше 6 месяцев, у вас должно было быть полное приживление трансплантата с восстановлением уровня нейтрофилов и лимфоцитов. Если в клиническом анализе крови нейтрофилов больше 500 клеток на микролитр, а лимфоцитов больше 200 клеток на микролитр — можно привиться. Если значения меньше, вакцина может оказаться неэффективной. 

Рак щитовидной железы, была операция 2 года назад, полтора года назад — радиойодтерапия, сейчас принимаю L-Тироксин пожизненно и еще у меня тромбоцитопения в легкой форме. Можно ли привиться?

Противопоказаний, связанных с раком щитовидной железы, в настоящее время нет. Если тромбоцитопения действительно в легкой форме, и у вас не менее 100 тысяч тромбоцитов на микролитр, то можно.

Была первичная медиастинальная B-клеточная лимфома, в ремиссии полтора года, год назад было подозрение на рецидив. Удалили подозрительный узел, оказалось, что это гиперплазия. 

Если подозрение не подтвердилось и вы не проходили химиотерапию, то можно привиться.

Записала Маша Мосенц

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Александр Махнёв
Отоларинголог, врач высшей категории, стаж более 25 лет.
Семейная клиника Верис
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий