Холестаз: симптомы и лечение холестатического синдрома

imageБеседа с академиком А.Д. Макацария, крупнейшим специалистом в области клинической гемостазиологии

Сегодня известно, что при COVID-19, в первую очередь, страдает свертывающая система крови. Вот почему у всех умерших от осложнений новой коронавирусной инфекции находят большое количество тромбов. Как это объяснить? Почему это заметили не сразу? Каким образом и почему это происходит? Можно ли предотвратить развитие такого осложнения? Об этом – наш разговор с А.Д. Макацария, академиком РАН, одним из крупнейших в мире специалистов по изучению нарушений свертываемости крови, создателем Школы клинической гемостазиологии, заведующим кафедрой Сеченовского университета. Александр Давидович и его ученики активно сотрудничают с университетом Сорбонны, Венским, Римским, Миланским и Тель-Авивским университетами, Технион в Хайфе. Под его руководителем защищено 150 кандидатских и докторских диссертаций. Автор более 1200 научных трудов, в том числе 40 монографий.

– Александр Давидович, в последнее время во всем мире появляется всё больше сообщений о том, что при COVID-19 страдает свертывающая система крови. Так ли это, и если да, то чем вы объясняете этот феномен?

Безусловно, это так. Более того, хочу сказать, что практически нет такой инфекции (вирусной или, тем более, бактериальной), которая бы не влияла на свертывание крови. Доказательство тому – учение о сепсисе и септическом шоке как универсальной модели ДВС-синдрома – синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови. Степень тяжести тромботических нарушений зависит от особенностей возбудителя и организма-хозяина (иммунная система, система гемостаза, наличие сопутствующих заболеваний и т.д.).

– Но ведь не у всех пациентов развивается сепсис и септический шок?

– Конечно, не у всех. Поэтому очень актуальным и далеко не изученным в настоящее время является механизм патогенеза осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией. Во многом это обусловлено особенностями вируса, а также особенностями организма человека, начиная от количества и качества рецепторов, представленных у человека и их способностью связываться с этим вирусом. Безусловно, на исходы заболевания огромное влияние оказывает коморбидность, то есть наличие сопутствующих хронических заболеваний у пациента.

Почему, по вашему мнению, эта особенность течения болезни проявилась не сразу?

— Я считаю, что все это проявилось сразу, но не было адекватно оценено врачами изначально: еще не было такого количества вскрытий и широкого тестирования на гемостазиологические маркеры. Надо сказать, мы занимаемся изучением этой проблемы довольно давно, практически с самого начала эпидемии. Еще в самом начале апреля мы опубликовали работу, основанную на первых наблюдениях наших китайских коллег. Работа называлась «COVID-19 и синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови». Она имела чрезвычайно широкий резонанс, поскольку уже тогда врачи начали понимать роль свертывающей системы крови в инфекционном процессе.

Каков механизм тромбообразования при covid-19 и отличается ли он от этого процесса при других патологиях?

– Это очень непростой вопрос. На сегодняшний день однозначно можно утверждать – при этом вирусе с самого начала имеет место активация гемостаза, внутрисосудистое свертывание крови и тромбообразование в сосудах мелкого калибра жизненно важных органов. При этом повреждаются не только легкие, а блокада микроциркуляции и ее необратимый характер определяют исход заболевания. Позднее начало антикоагулянтной терапии является неблагоприятным фактором. Причем этот процесс внутрисосудистого свертывания в капиллярах легкого играет важную роль в развитии острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), о котором все говорят. Но далеко не все с самого начала уловили связь между внутрисосудистым свертыванием крови и ОРДС.

В западной литературе даже появился термин «легочная интраваскулярная коагуляция». Практически во всех случаях имеет место активация системного воспалительного ответа. Это общебиологическая реакция, которая особенно проявляется в ответ на инфекцию, вирусные возбудители. Международные организации признали, что коронавирусная инфекция – это сепсис.

С другой стороны, международная организация по тромбозу и гемостазу в абсолютном числе случаев признала наличие ДВС-синдрома у тяжелых больных с COVID-19 . Сочетание сепсиса и коагулопатии – это септический шок. Еще китайские коллеги указывали, что в 92% случаев больные умирают от септического шока. Конечно, нельзя отрицать, что наряду с вирусом причиной септического шока может быть присоединение вторичной бактериальной инфекции. У больных COVID-19 и нарушениями в системе гемостаза, как правило, имеет место гиперферритинемия, которая возникает при критических состояниях как реактант острой фазы воспаления и характеризуется цитокиновым штормом вследствие гиперактивации макрофагов и моноцитов. Вследствие этого вырабатывается большое количество ферритина – сложного белкового комплекса, выполняющего роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных. В данном случае это всегда белок острой фазы, маркер тяжелого воспаления, а вовсе не показатель перегрузки железом, как можно подумать на первый взгляд.

Таким образом, цитокиновый и тромботический шторм усугубляют состояние больного и определяют степень тяжести. Но есть и особенности. Возможно, при COVID-19 в первую очередь повреждается фибринолиз – часть системы гемостаза, которая обеспечивает процесс разрушения уже сформированных кровяных сгустков, тем самым, выполняя защитную функцию предотвращения закупорки кровеносных сосудов фибриновыми сгустками. Отсюда синдром фибринирования при меньшей частоте геморрагических осложнений. И отсюда же открывается перспектива применения тромболитиков, о чем сейчас так много говорят и пишут. А впервые предложили такую схему наши американские коллеги.

– А ведь есть немало людей с нарушениями свертываемости крови. Сейчас, во время эпидемии, для них настали трудные времена.

– Это так. В нашей популяции есть люди не только с явными, но и со скрытыми нарушениями гемостаза, предрасполагающими к тромбозам – генетические тромбофилии, антифосфолипидный синдром и ряд других заболеваний, сопровождающихся избыточной активацией системы гемостаза; а также люди с высокой готовностью к супервоспалительному ответу (врожденные факторы и ряд ревматологических и иммунных заболеваний). Им сейчас важно контролировать своё состояние, а врачам не забывать об этом.

И, наконец, COVID-19 – это тромбовоспаление. Это, по сути, вирус-опосредованная модель NET-оза, которая характеризует тесную взаимосвязь таких биологических процессов, как воспаление и тромбообразование. Нейтрофилы и выделяемые ими внеклеточные ловушки нейтрофилов (NET) играют огромную роль в развитии так называемых иммунотромбозов. Это одно из приоритетных научных направлений сегодня , которое мы сейчас вместе с учениками и в том числе зарубежными коллегами также разрабатываем.

Вообще надо сказать, что открытие NET расширило горизонты в понимании биологии нейтрофилов и роли этих клеток в организме. Использование организмом хозяина хроматина в сочетании с внутриклеточными белками в качестве естественного противомикробного агента имеет древнюю историю и меняет наше представление о хроматине как только о носителе генетической информации. Благодаря избыточному и неконтролируемому формированию NET, нейтрофилы могут способствовать развитию патологического венозного и артериального тромбоза, или «иммунотромбоза», а также играют важную роль в процессах атеротромбоза и атеросклероза. Высвобождение NET является, как выяснилось, одной из причин тромбообразования при таких состояниях, как сепсис и рак. Наличие NET при этих заболеваниях и состояниях дает возможность использовать их или отдельные компоненты в качестве потенциальных биомаркеров. NET и их компоненты могут быть привлекательны в качестве терапевтических мишеней. Дальнейшие исследования нейтрофилов и NET необходимы для разработки новых подходов к диагностике и лечению воспалительных и тромботических состояний.

Размышляя о высокой летальности у пациентов, которым пришлось применить ИВЛ, вы констатируете, что мы, возможно, пошли не тем путем. А какой путь может оказаться более верным?

Да, я имел в виду, что при оценке вентиляционно-перфузионных нарушений при COVID-19 превалируют перфузионные нарушения, нарушения микроциркуляции, а это значит, что главная терапевтическая мишень – восстановление нормальной перфузии тканей, то есть противотромботическая терапия, а возможно, даже и фибринолитическая. Механическая вентиляция не может решить вопрос перфузионных нарушений.

– Видите ли вы, что в связи с эпидемией стали более частыми проблемы тромбообразования в акушерско-гинекологической практике?

Случилось так, что во многом и благодаря нашим стараниям (лекциям и публикациям), большинство акушеров сегодня осведомлены о том, что беременность – это состояние так называемой физиологической гиперкоагуляции, и этим пациенткам нередко назначаются антикоагулянты во время беременности. Тем не менее, требуются дальнейшие исследования для вынесения суждения о частоте тромбозов у беременных с COVID-19.

Вообще надо сказать, что большинство осложнений беременности либо обусловлены, либо сочетаются с высоким тромбогенным потенциалом. Генетические факторы свертывания крови, особенно антифосфолипидный синдром, являются факторами риска огромного количества осложнений беременности – это и внутриутробные гибели плода, и неудачи ЭКО, и задержка внутриутробного развития плода, и преждевременная отслойка плаценты, что приводит к тяжелым тромбогеморрагическим осложнениям, это, наконец, тромбозы и тромбоэмболии. Поэтому, конечно, можно ожидать, что в условиях COVID-19 эти осложнения могут представлять собой еще большую опасность. Ведь вирус может быть фактором, активирующим факторы свертываемости крови. Конечно, тут нужны обобщающие исследования, но уже сейчас наши отдельные наблюдения говорят о том, что риск таких осложнений возрастает.

– Являются ли, на ваш взгляд, одним из проявлений этой проблемы случаи тяжелого течения covid-19 в педиатрии (состояния, похожие на синдром Кавасаки)?

Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус призвал врачей всех стран обратить особое внимание на сообщения о том, что у некоторых детей, заразившихся коронавирусом, проявляются симптомы, схожие с еще одним заболеванием — синдромом Кавасаки (мультисистемным воспалительным синдромом). Действительно, в сообщениях из Европы и Северной Америки говорилось, что некоторое число детей поступало в отделения интенсивной терапии с мультисистемным воспалительным состоянием, с некоторыми симптомами, похожими на синдром Кавасаки и синдром токсического шока.

Синдром Кавасаки был впервые описан в 1967 году японским педиатром по имени Томисаку Кавасаки. Он обычно поражает детей до пяти лет. При этом синдроме у пациента начинается воспаление кровеносных сосудов (васкулит) и лихорадка. Болезнь Кавасаки имеет четко выраженный набор симптомов, включая постоянно высокую температуру, покраснение глаз и области вокруг рта, сыпь на теле и покраснение и отек ног и рук.

13 мая нынешнего года в авторитетном медицинском издании The Lancet было опубликовано исследование итальянских врачей, которые сообщили, что в провинции Бергамо, одной из наиболее пострадавших от эпидемии коронавируса, была зафиксирована вспышка синдрома Кавасаки или схожего с ним синдрома.

Важно, что в большинстве случаев дети также имели положительный результат теста на антитела к КОВИД-19, предполагая, что синдром последовал за вирусной инфекцией.

Болезнь Кавасаки имеет тенденцию проявляться в группах генетически похожих детей и может выглядеть немного по-разному в зависимости от генетики, лежащей в основе группы. Это говорит о том, что различные триггеры могут вызывать воспалительную реакцию у детей с определенной генетической предрасположенностью.

Вполне возможно, что атипичная пневмония SARS-COV-2, вызванная вирусом COVID-19, является одним из таких триггеров. Это важный вопрос, требующий пристального изучения.

– Александр Давидович, как вы думаете, почему у всех COVID-19 проявляется по-разному?

Тут очень важна проблема факторов риска. Всё дело в том, что, помимо видимых болезней типа сахарного диабета или гипертонии, существуют болезни невидимые, о которых мы зачастую даже не подозреваем. В последние годы большое распространение получило учение о генетической тромбофилии. Во всем мире это примерно до 20 процентов людей, которые являются носителями той или иной формы генетической тромбофилии. С этим можно жить сто лет, но если возникает инфекция, травма, делается операция – больной может погибнуть от тромбоэмболии, даже если операция выполнена на высочайшем техническом уровне. Причиной тому – скрытая генетическая тромбофилия – мутация, которая делает её носителя подверженным высокому риску тромбообразования.

Одна из форм тромбофилии – так называемая гипергомоцистеинемия, которая может быть как приобретенной так и генетически обусловленной, также может быть важным фактором тромбозов, инфарктов, инсультов. А сейчас есть данные о том, что гипергомоцистеинемия усугубляется и при SARS-CoV2 инфекции. Соответственно, в группу риска входят все те, у кого повышен уровень гомоцистеина в крови , но человек может не знать об этом. Поэтому мы сейчас начали масштабное исследование по выявлению этих групп риска, выделению различных форм тромбофилии у больных с COVID-19. Наша цель – узнать, входят ли эти люди в группы риска по развитию тяжелых осложнений новой коронавирусной инфекции.

Высокая контагиозность вируса и большое количество заболевших поневоле «позволяет» вирусу выявить людей с изначальной явной или скрытой предрасположенностью к тромбозам. Это пациенты не только с генетической тромбофилией или антифосфолипидным синдромом, но и с сахарным диабетом, ожирением, ревматическими болезнями и другими патологическими состояниями, ассоциированными с повышенным свертыванием и/или воспалением.

– Какие методы профилактики и лечения covid-19 вы считаете перспективными?

– Помимо уже названных, это противовирусная терапия, терапия специфическими иммуноглобулинами, противотромботическая терапия и лечение, направленное на снижение воспаления (так называемые антицитокиновые препараты). Многое нам предстоит ещё понять об этом новом для нас заболевании, но постепенно мы движемся в сторону лучшего объяснения многих его механизмов. Вы знаете, я всегда много работал, но, пожалуй, никогда ещё я не был так занят исследовательской и практической работой, как сейчас. Уверен, что она даст свои важные результаты.

Беседу вела Наталия Лескова.

Содержание:

imageРвота после длительного запоя — симптом, указывающий на то, что организм пытается очиститься от скопившихся токсинов. Если она повторяется очень часто, возникает каждый раз в ответ на прием пищи, употребление жидкости, нужно бить тревогу — в такой ситуации без капельницы не обойтись. Еще хуже обстоят дела алкозависимого, если в рвотных массах присутствуют примеси крови. Они говорят о развитии тяжелого заболевания желудочно-кишечного тракта, внутреннем кровотечении.

Поэтому, если возникла рвота с кровью после запоя, следует как можно быстрее получить квалифицированную наркологическую помощь. Самолечением при такой опасной симптоматике заниматься ни в коем случае нельзя.

Главные причины тошноты и рвоты после запоя

В результате попадания в организм токсических соединений, а также вследствие их выделения во время протекания определенных биохимических реакций у больного проявляются симптомы отравления. Это не только рвотные позывы и сильная тошнота, но и повышение температуры тела, боли в мышцах, дискомфортные ощущения в животе и правом подреберье, сильная слабость.

Чтобы негативная симптоматика ушла, следует очистить организм от токсинов. В случае с алкоголизмом в роли последних выступают продукты распада этанола. Если в течение дня состояние пьющего не стабилизируется, нужно насторожиться. Очень часто признаки интоксикации указывают на:

  • изъязвление и поражение слизистых оболочек желудка;
  • печеночную недостаточность и рост уровня билирубина;
  • острую почечную недостаточность, спровоцированную резким повышением концентрации ацетона в крови;
  • увеличение внутричерепного давления.

Также иногда рвота после запоя говорит о других патологиях, протекающих в вялотекущей хронической форме. После провокации спиртным многие болезни обостряются, бывает до такой степени, что возникает угроза жизни.

Когда обязательна госпитализация в стационар

Прежде чем рассказать, как остановить рвоту после запоя, перечислим ситуации, в которых показана госпитализация. Среди них:

  • симптом сохраняется дольше суток;
  • в рвотных массах визуализируются примеси алой крови, что характерно для разрыва слизистой оболочки, опухолевого новообразования в желудке, прободной язвы;
  • отделяемые массы имеют зеленый оттенок, указывающий на острый панкреатит или сбой оттока желчи;
  • сильная острая боль в области правого подреберья;
  • рвотные позывы возникают внезапно и не угасают даже после полного очищения желудка;
  • сильная головная боль;
  • приобретение рвотными массами черного цвета, что наблюдается при кровоточащей язве, когда кровь перемешивается с желудочным соком.

Важно понимать, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, человек не замечает многие опасные симптомы. Пока чувство эйфории сохраняется, он может не чувствовать боль. Поэтому важно постоянно наблюдать за зависимым, если его часто рвет. При возникновении подозрений на неладное — в срочном порядке вызывать наркологическую скорую.

Если человек сильно пьян, ему нельзя позволять лежать на спине. Он должен спать на животе или сидеть на стуле. В противном случае увеличится риск удушья рвотными массами.

Сильная рвота после запоя — что делать

Хорошо, если родственники пьющего знают, как остановить рвоту после алкогольного запоя. Но не всегда они могут самостоятельно справиться с интоксикацией. При проявлении выше перечисленных опасных симптомов пытаться лечиться в домашних условиях категорически запрещается. Здесь поможет только опытный нарколог, располагающий целым арсеналом современных противорвотных лекарств.

Если больной чествует себя терпимо и тошнит его не очень часто, ему можно помочь следующим образом:

  1. Дать выпить слабый раствор перманганата калия. Он должен иметь светло-розовый цвет (ни в коем случае не насыщенный, так как можно ожечь слизистые).
  2. Очистить кишечник с помощью клизмы.
  3. Дать таблетку абсорбента (например, активированного угля).

Также важно давать больному пить много жидкости. При интоксикации подойдет минеральная вода без газа или отвары травы.

Лекарства, помогающие при рвоте

При частой рвоте, когда возникает риск развития обезвоживания, доктора используют эффективные противорвотные препараты (антиэметики). Они позволяют купировать болезненные приступы и предупредить опасные для здоровья последствия. Работают путем блокирования различных патогенетических звеньев рвотного рефлекса.

К противорвотным относятся серотонинергические и дофаминергические препараты, некоторые антигистаминные, антихолинергические лекарства, антагонисты рецепторов NK1. Принимать их без назначения врача не рекомендуется, поскольку могут проявиться негативные побочные эффекты.

Инфузионная терапия

Капельница — простой и доступный способ лечения алкогольной интоксикации. С ее помощью можно:

  • устранить признаки обезвоживания;
  • нормализовать водно-солевой баланс;
  • улучшить функционирование внутренних органов.

Если отравление тяжелое, капельницу ставят два-три раза в день. При легких формах интоксикации достаточно проводить процедуру раз в сутки.

Другие способы борьбы с рвотным рефлексом при отравлении алкоголем

Некоторым людям при алкогольной интоксикации помогают такие нехитрые приемы:

  • прием пяти граммов витамина С;
  • употребление небольшими глотками слабого раствора пищевой соды (на литр воды следует брать 5 чайных ложек состава);
  • использование свежевыжатого сока лимона, апельсина (но их нельзя пить, если имеются заболевания желудка);
  • прием каждый час по три столовые ложки раствора глюкозы.

Ясно, что эти рекомендации не помогут при сильной рвоте после запоя. К ним можно прибегать только при тошноте или периодических рвотных позывах. Если же алкозависимый чувствует себя очень плохо, в рвоте наблюдается кровь, недопустимо отказываться от получения медицинской помощи.

Литература:

  1. Синдром эндогенной интоксикации (руководство) / С. Г. Мусселиус. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — Москва : Авторская книга, 2019. – 356 с.
  2. Секреты токсикологии / Луис Дж. Линг [и др.] ; пер. с англ. под общ. ред. Е.А. Лужникова. — М. ; СПб. : Бином, 2006 (ГУП ИПК Ульян. Дом печати). — 376 с.
  3. Новейшая энциклопедия экстренной медицинской помощи : справ. практикующего врача / Киссин А. Г. и др. — Москва : РИПОЛ классик, 2006. — 495 с.

Лечением заболевания ларингофарингеальный рефлюкс занимается оториноларинголог, гастроэнтеролог Быстрый переход

Лечение ларингофарингеального рефлюкса

Ларингофарингеальный рефлюкс (ЛФР) — это заброс желудочного содержимого (кислоты и таких ферментов, как пепсин) в гортань, приводящий к появлению охриплости, ощущению кома в горле, затруднению глотания, кашлю, ощущению слизи в гортаноглотке.

Рефлюкс, как причина вышеописанных симптомов без гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), постоянно ставится под сомнение. Руководства, выпущенные специализированными обществами в области ларингологии и гастроэнтерологии, представляют разные точки зрения. Обе группы признают, что интерпретация существующих исследований затрудняется из-за неопределенных диагностических критериев ЛФР, различных показателей ответа на лечение и значительного эффекта плацебо при проводимом лечении.

Имеются относительно ограниченные данные о распространенности ЛФР: примерно у 30% здоровых людей могут фиксироваться эпизоды рефлюкса на суточной pH-метрии или обнаруживаться характерные изменения в гортани.

ЛФР может прямо или косвенно вызывать гортанные симптомы. Прямой механизм включает раздражение слизистой оболочки гортани едкими веществами — рефлюксатами (кислота, пепсин). Косвенный механизм включает раздражение пищевода, что приводит к гортанным рефлексам и появлению симптомов.

Инфекция Helicobacter pylori также может вносить свой вклад. Распространенность H. pylori среди пациентов с ЛФР составляет около 44%.

Ларингофангеальный рефлюкс и ГЭРБ

Хотя кислота желудка является общей как для ЛФР, так и для ГЭРБ, существует много различий, что делает ЛФР отдельным клиническим объектом.

  • Обязательным условием ГЭРБ является изжога, которая достоверно наблюдается только у 40% пациентов с ЛФР.
  • Большинство пациентов с ГЭРБ имеют признаки эзофагита при биопсии, в то время как пациенты с ЛФР только в 25% случаев.
  • Считается, что ГЭРБ является проблемой нижнего сфинктера пищевода и возникает в основном в положении лежа. Напротив, ЛФР рассматривается в первую очередь как проблема верхнего сфинктера пищевода, и возникает в основном в вертикальном положении во время физических нагрузок.
  • Для формирования ЛФР необходимо гораздо меньшее воздействие кислоты, чем при ГЭРБ.

Между слизистой оболочкой пищевода и гортани есть существенные различия.

  • Верхним пределом нормы для кислотного рефлюкса в пищевод считается до 50 эпизодов в день, при этом 4 эпизода заброса рефлюксата в гортань уже не является вариантом нормы.
  • В гортани, в отличие от пищевода, который при перистальтике устраняет кислоту, рефлюксат сохраняется намного дольше, вызывая дополнительное раздражение.
  • Эпителий гортани тонкий и плохо приспособлен для борьбы с едкими химическими повреждениями от того же пепсина и кислоты.

Симптомы ларингофарингеального рефлюкса

  • Дисфония или охриплость;
  • кашель;
  • ощущение кома в горле;
  • дискомфорт и ощущение слизи в горле;
  • дисфагия (нарушение глотания).

Некоторые исследователи считают, что хроническое раздражение гортани может приводить к развитию карциномы у пациентов, не употребляющих алкоголь или не курящих, хотя данных, подтверждающих это, нет.

Симптомы, характерные для ЛФР, также могут быть обусловлены следующими состояниями:

  • постназальный синдром;
  • аллергический ринит;
  • вазомоторный ринит;
  • инфекции верхних дыхательных путей;
  • привычное покашливание;
  • употребление табака или алкоголя;
  • чрезмерное использование голоса;
  • изменение температуры или климата;
  • эмоциональные проблемы;
  • раздражители окружающей среды;
  • блуждающая нейропатия.

Диагностика

Существуют значительные разногласия по поводу подходящего способа диагностики ЛФР.

Большинству пациентов диагноз ставится клинически — на основании симптомов, связанных с ЛФР.

При ларингоскопии (осмотре гортани) отмечается отечность и гиперемия (краснота) различной степени. Однако относительно слабая корреляция между симптомами и эндоскопическими данными является аргументом против использования эндоскопических методов диагностики.

Шкала рефлюксных признаков и индекс рефлюксных симптомов хорошо подходят как для диагностики, так и для мониторинга ответа на терапию.

Суточная Ph-метрия зондом с двойным сенсором, несмотря на превосходную чувствительность и специфичность, ставится под сомнение, так как результаты этого диагностического метода зачастую не коррелируют с тяжестью симптомов.

Еще одним вариантом диагностики может быть эмпирическое назначение терапии ИПП.

Лечение ларингофарингеального рефлюкса

Изменение образа жизни и диета являются основным подходом при лечении ЛФР и ГЭРБ. Роль медикаментозной терапии более противоречива. Нуждаются ли в лечении пациенты без симптомов заболевания, со случайно выявленными признаками ЛФР, неизвестно. Существуют теоретические опасения, что ЛФР может увеличить риск злокачественных новообразований, но это пока не доказано. В любом случае, пациентам с бессимптомный ЛФР рекомендуется соблюдение диеты.

Пациентам рекомендуется отказаться от курения, алкоголя, исключить продукты и напитки, содержащие кофеин, шоколад, мяту. К запрещенным продуктам также относятся большинство фруктов (особенно цитрусовых), помидоры, джемы и желе, соусы для барбекю и большинство заправок для салатов, острая пища. Питание рекомендуется дробное.

Следует избегать физических упражнений в течение как минимум двух часов после еды, воздерживаться от еды и питья за три часа до сна.

Медикаментозная терапия обычно включает ингибиторы протонной помпы (ИПП), блокаторы H2 и антациды. ИПП рекомендуется принимать в течение шести месяцев для большинства пациентов с ЛФР. Данная цифра основана на результатах эндоскопических исследований (именно это время необходимо для уменьшения отека гортани), а также высоком проценте рецидива в случае трехмесячного курса терапии. Прекращение терапии следует проводить постепенно.

Если терапия ИПП и блокаторами Н2 оказалась безуспешна, следует рассмотреть вариант лечения трициклическими антидепрессантами, габапентином и прегабалином, так как один из возможных механизмов развития рефлюкса — повышенная чувствительность гортани.

Как проходит лечение ларингофарингеального рефлюкса в клинике Рассвет?

Все пациенты с жалобами на охриплость, ощущение кома в горле, затруднение глотания, кашель, ощущение слизи в гортаноглотке осматриваются оториноларингологом и гастроэнтерологом.

Проводится эндоскопическое исследование полости носа, носоглотки и гортани для исключения других заболеваний, которые, помимо ЛФР, могут провоцировать эти симптомы. Гастроэнтеролог также назначает весь необходимый спектр обследований, в том числе исключает инфекцию H. Pylori.

Залог успешной терапии — совместное ведение пациента оториноларингологом, гастроэнтерологом, в ряде случаев психиатром и психотерапевтом.

Автор:

Статьи подрубрики фармакология: ГЕПАТОПРОТЕКТОРЫ (Ч. 2) 30 июня 2021

Эссенциальные фосфолипиды необходимы для роста, развития и нормального функционирования всех соматических клеток. Это главные компоненты клеточных мембран, пластический материал поврежденных клеток печени.

ГЕПАТОПРОТЕКТОРЫ 26 мая 2021

Гепатопротекторы являются лекарственными средствами, повышающими устойчивость клеток печени к воздействию повреждающих факторов.

ГИПЕРПЛАЗИЯ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ: ЗАБОЛЕВАНИЯ И ЛЕКАРСТВА 16 апреля 2021

ч. 2 В организме человека встречаются 2 вида 5-альфа-редуктазы: I и II типа. Их распределение в тканях неодинаково: I тип встречается, главным образом, в коже головы, спины и груди, в сальных железах, в печени, надпочечниках и почках.

ГИПЕРПЛАЗИЯ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ: ЗАБОЛЕВАНИЯ И ЛЕКАРСТВА 22 марта 2021

Ч. 1 Гиперплазия (лат. hyperplasia; др.–греч. υπερ — сверх– + πλáσις — образование, формирование) — процесс, протекающий в различных частях организма человека в виде увеличения числа клеток тканей путем их избыточного новообразования (разрастания). В частности, этот процесс при определенных условиях может протекать и в предстательной железе.

СРЕДСТВА ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ГЛАУКОМЫ (Ч. 3) 18 февраля 2021

Для повышения эффективности медикаментозного лечения глаукомы были разработаны комбинированные препараты. Препараты содержат фиксированное количество 2 веществ, обладающих различным механизмом гипотензивного действия.

 
 

Воспаление слизистой оболочки носа: препараты выбора

Воспаление слизистой оболочки носа: препараты выбора

Преферанская Нина Германовна

Ст. преподаватель кафедры фармакологии ММА им. И.М. Сеченова

а) Адренергические лекарственные средства: Нафазолин, Ксилометазолин, Ксилометазол, Ксиметазолин, Тетризолин, Фенилэфрин, Эфедрин и др.

Адренергические лекарственные средства стимулируют a-адренорецепторы. Противоотечное действие реализуется за счет сужения сосудов при нанесении препарата на слизистую оболочку носовых ходов и за счет уменьшения притока крови к венам. Вследствие сосудосуживающего действия уменьшается отечность, гиперемия, экссудация слизистых оболочек носа, придаточных пазух носа и евстахиевой трубы. Это приводит к облегчению и восстановлению носового дыхания, нарушенного при ринитах, гриппе, простудных и аллергических заболеваниях. Назначаются для лечения больных острыми ринитами различной этиологии, синуситами, отите и других простудных заболеваниях, сопровождающимися затруднением носового дыхания. При длительном применении эффект препаратов уменьшается, за счет явления толерантности, поэтому через 3-5 дней использования следует сделать перерыв на несколько дней. Возникает опасность снижения секреции, развитие сухости слизистой и образование трещин, в которые легко проникает патогенная микрофлора. Болезнь может перейти в хроническую форму или возникнуть вторичные инфекции.

Нафазолин выпускается под торговыми названиями – Нафтизин, Санорин, Нафазолин, Нафазол-Хемофарм. При местном применении растворов вазоконстрикция проявляется в течение 10 минут и продолжается до 2 – 6 часов. При ринитах вводят в нос взрослым 1–3 капли 0,1 % раствора 2–3 раза в день, детям старше 1 года – по 1-2 капли 0,05 % раствора 1-3 раза в день. При носовых кровотечениях применяют тампоны, смоченные 0,05 % раствором. Не рекомендуется использовать при хронических ринитах.

В отличие от других препаратов Санорин представляет собой эмульсию белого цвета, которая оказывает более продолжительный сосудосуживающий эффект 12часов и в меньшей степени вызывает сухость слизистой оболочки. В состав эмульсии входит нафазолина нитрат, эфирное масло эвкалипта, борная кислота, вазелиновое масло.

Ксилометазолин выпускается под разными торговыми названиями – Ринонорм, Ксимелин, Галазолин, Тофф плюс, Гриппостат Рино, Снуп, Отривин, ДляНос.

В 1 мл содержится 0.5мг или 1мг ксилометазолина гидрохлорида, как правило это 0,1 % или 0,05 % растворы. Действие препарата наступает в течение нескольких минут и продолжается от 5часов до 10часов. Хорошо переносится даже пациентами с чувствительной слизистой оболочкой и не нарушает функцию реснитчатого эпителия.

Ксилометазол выпускается в виде 0,1 % назального геля по 15 г. Применяется больными с ярко выраженными явлениями отечности слизистых оболочек носа и носоглотки. Назальный гель наносят на слизистую каждой половины носа в дозе 100-200 мг 1-3 раза в день. Курс лечения – 3-5 дней. Для исключения явлений привыкания повторение курса (но не более одного раза) допускается через 5-7 дней.

Оксиметазолин (Називин, Назол) относятся к группе местных сосудосуживающих средств (деконгестантов), не оказывает системного действия. В лекарственных средствах содержится в виде соли оксиметазолина гидрохлорида, оказывает длительно выраженное местное сосудосуживающее действие. Действие препарата начинается уже через 5-10 минут после впрыскивания и длится в течение 10-12 часов. Вспомогательные вещества полиэтиленгликоль и пропиленгликоль оказывают смягчающее действие на раздраженную слизистую носа и защищают ее от чрезмерного высыхания. При местном назальном применении и в терапевтических концентрациях препараты содержащие оксиметазолин не раздражают слизистую и не вызывают гиперемию. Применяется при остром рините (в том числе аллергическом), вазомоторном рините, параназальном синусите, евстахиите, среднем отите. Применяют также с диагностической целью под наблюдением врача для сужения сосудов слизистой оболочки носа. Назальный спрей выпускается в виде 0,05 % раствора и предназначен для применения в нос у взрослых и детей старше 6 лет, по 1 впрыскиванию в каждый носовой ход 2-3 раза в день, применять 3-5 дней.

Тизин – капли в нос в 1 мл содержат 1мг или 0,5 мг тетризолина гидрохлорида; выпускается в стеклянных флаконах-капельницах по 10 мл. После местного применения сосудосуживающий эффект развивается приблизительно через 1 мин и продолжаются от 4ч до 8 ч; всасывания практически не происходит. Применяют интраназально, закапывают в каждую ноздрю при положении головы, слегка отклоненной назад, по необходимости, но не чаще чем 1 раз в 4 часа. Взрослые и дети старше 6 лет — по 2-4 капли (0,1%) в нос, дети 2-6 лет — по 2-3 капли (0,05%). Курс лечения не более 3-5 дней. Повторное использование возможно только по истечении нескольких дней.

Фенилэфрин (Мезатон) как сосудосуживающее средство, содержится во многих препаратах, выпускаемых под торговыми названиями Ринопронт, Адрианол, Виброцил. Фенилэфрин симпатомиметический амин, избирательно стимулирует a1–адренергические рецепторы кавернозной венозной ткани слизистой носа, фенилэфрин оказывает умеренное сосудосуживающее действие. Быстро и надолго устраняет отек слизистой оболочки носа и его придаточных пазух.

Длительное применение препаратов с фенилэфрином может приводить к снижению фармакологического действия, вызвать отек слизистой носа и заложенность носа.

Ринопронт выпускается в капсулах, 1 капсула содержит фенилэфрина гидрохлорид 20мг и карбиноксамина гидромалеата 4мг. Карбиноксамин обладает антигистаминным действием, препарат также снижает проницаемость капилляров. Применяют по 1 капсуле 2 раза в день. В педиатрической практике используют сироп Ринопронта, применяют детям от 1года до 5лет 1 мерная ложка, от5 до12 –2 ложки и с 12 и взрослым 3 мерные ложки. Продолжительность фармакологического эффекта 10-12 часов. Виброцил содержит фенилэфрин 2.5 мг и диметиндена малеат 250 мкг. Выпускается в виде интраназальных капель, геля и спрея. Виброцил уменьшает выделения из носа и способствует очищению носовых ходов, при этом не нарушает физиологических функций мерцательного эпителия и слизистой носа. Диметинден антагонист гистаминовых H1–рецепторов оказывает противоаллергическое и противозудное действие. Эффективен при применении в низких дозах, хорошо переносится. Перед введением препарата следует аккуратно прочистить нос. Препарат закапывают детям до 1 года — 1 капля, от 1 года до 6 лет- 1–2 капли и старше 6 лет и взрослым 3–4 капли в каждую ноздрю 3–4 раза в день. Cпрей и гель назначают детям в возрасте старше 6 лет и взрослым. Спрей по 1-2 впрыскивания в каждую ноздрю 3–4 раза в день, гелем намазывают слизистую оболочку носа.

Адрианол в состав этого препарата входит фенилэфрина хлорид и тримазолин, сосудосуживающие, противоотечные средства. При применении Адрианола нормализуется носовое дыхание и снижается давление в придаточных пазухах носа и среднем ухе. Способ применения: детям грудного возраста по 1капле, от1 до5 лет – по 2 капли в каждый носовой ход, детям от 5 лет и взрослым 1-3 капли в каждый носовой ход 4 раза в день, не более одной недели, далее перерыв несколько дней.

б) Назальные солевые растворы

«Аквамарис» содержит стерилизованную изотоническую морскую воду с природными микроэлементами, не содержит консервантов. Обеспечивает очистку и поддерживает нормальное физиологическое состояние слизистой носа. Способствует разжижению и удалению экссудата, удаляет патогенные микроорганизмы, улучшает кровообращение и функции мерцательного эпителия в носовых ходах. Применяют как лечебное, так и гигиеническое средство

«Долфин» специальное устройство (флакон-ирригатор с эндоназальной насадкой) для гигиены носа, содержит морскую экологически чистую минеральную композицию идентичную по влажности, текучести и составу Мировому Океану. Промывание носа 1-2 раза в день снимает воспаление, ускоряет выздоровление и сокращает сроки использования сосудосуживающих лекарственных средств. Длительность использования от 1 недели до месяца. При необходимости процедуру увеличивают до 3-4 раз в день. Применяют в комбинированной терапии при воспалительных, аллергических процессах, в целях профилактики, для гигиены при высокой концентрации пыли, газов, аллергенов во вдыхаемом воздухе.

«Салин» – 0,65 % раствор натрия хлорида в виде назального спрея для гигиенического ухода за полостью носа. Применяют для очищения полости носа от избыточного количества слизи или используют для ее увлажнения при чрезмерной сухости слизистой оболочки носа путем 1-2 вспрыскивания в каждый носовой ход.

в) Мягкие формы для назального применения (мазь, крем, масла)

Крем «Рино-фактор» содержит оригинальные основы животного и растительного происхождения, гвоздичное, эвкалиптовое, мятное масла, патентованный Пегус-компонент из прополиса. Действие крема основано на мощной рефлекторной стимуляции слизистой оболочки носа, в результате чего снижается избыточная секреция слизи, уменьшаются отек слизистой и болевые ощущения, укрепляется сосудистая стенка. Пэгус-компонент из прополиса оказывает выраженное бактерицидное и противовирусное действия. Крем в небольшом объеме наносится на слизистую каждого носового хода 2-3 раза в день. Не рекомендуется использовать крем более 5 дней подряд, для восстановления чувствительности слизистой оболочки носа обязательно делайте перерыв на 1-2 дня. При воспалительных заболеваниях органов дыхания крем втирается в соответствующие биологически активные точки лица. При попадании крема «Рино-фактор» в глаза необходимо их промыть проточной водой.

Ринолекс – препарат применяется локально после предварительного очищения носа, путем намазывания носовых проходов мазью 3-4 раза в день. В 1г мази содержатся: 30 мг Ephedrine hydrochloride (эфедрин); 50 мг Sulfathiazole; 75 мг Sodium hydrogen carbonate.

Пиносол выпускается в виде: капель в нос в 10r раствора содержится: 0,3752г oleum Pini silvestris (масла сосны), 0,1r масла menthae piperitae, 0,05r масла eucalypti, 0,0032r, 0,002r azulenum, 0,17г витамина Е; — мази в нос в 10г содержит 0,07225г ментола, eucalypti oleum 0,4325г, pini silvestris oleum 0,685г, 0,02175г тимола, 0,2885г витамина Е; — крема в нос в 10 г содержит Pini silvestris oleum 0,38г, eucalypti oleum 0,1г, 0,0032г тимола и витамина Е 0,17г. Пиносол оказывает антисептическое, противовоспалительное и противомикробное действие, улучшает кровообращение и способствует восстановлению функций в слизистой оболочки носа.

Доктор Носов – мягкий крем содержащий экстракты лекарственных растений, прополис и эфирные масла. Применяют по мере необходимости 3-5 раз в день.

На основе эвкалиптового масла фирмой ЮСТ было разработано уникальное средство – спрей Ойкасол. Бактерицидный активный комплекс на растительной основе (эфирные масла эвкалипта, перечной мяты, розмарина, горной сосны и гвоздики), ценные компоненты эвкалипта особенно важны для органов дыхания. Ойкасол благоприятно действует на бронхи, обладает дезинфицирующим и очищающим воздействием. Ойкасол особенно рекомендуется для людей, которые вынуждены часто или подолгу находиться в прокуренном помещении (служащие офисов, общественных учреждений), а также для тех, кто в силу своей профессии постоянно подвержен вредному воздействию пыли (дорожные рабочие, строители и т.д.), и у которых часто возникает першение в горле, пересыхание слизистой. В этом случае Ойкасол – лучший помощник. Он прекрасно очищает воздух, нейтрализует табачный дым и другие нежелательные запахи. Эфирные масла мяты, розмарина, эвкалипта, входящие в состав Ойкасола, способствуют концентрации внимания, повышению работоспособности, уменьшают утомление у людей интеллектуального труда. Также Ойкасол является прекрасным профилактическим средством во время эпидемий простудных заболеваний и гриппа. Достаточно 2-3 раза в день нанести Ойкасол на одежду и носовой платок. У аллергиков спрей предотвращает чихание и насморк от цветочной пыльцы. У заядлых курильщиков уменьшает вредное влияние никотина на бронхи. Дополнительное преимущество Ойкасола состоит в том, что он не является аэрозолем, то есть не содержит озоноразрушающих веществ, возможно применение круглый год.

г). Дополнительные средства применяемые интраназально

Синупрет капли для приема внутрь, содержащие водно-спиртовой экстракт из корня горечавки, цветков первоцвета и бузины, травы щавеля и вербены, Оказывает секретолитическое, противовоспалительное действие, способствует удалению экссудата из придаточных пазух носа, уменьшает отек слизистой оболочки и повышает ее устойчивость к экзогенным патогенным факторам. Применяется при острых и хронических синуситах. Выпускается во флаконах-капельницах с дозирующем устройством.

01.02.2007 Аптека // Фармакология Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Александр Махнёв
Отоларинголог, врач высшей категории, стаж более 25 лет.
Семейная клиника Верис
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий