Головная боль при сосудистых заболеваниях

imageБеседа с академиком А.Д. Макацария, крупнейшим специалистом в области клинической гемостазиологии

Сегодня известно, что при COVID-19, в первую очередь, страдает свертывающая система крови. Вот почему у всех умерших от осложнений новой коронавирусной инфекции находят большое количество тромбов. Как это объяснить? Почему это заметили не сразу? Каким образом и почему это происходит? Можно ли предотвратить развитие такого осложнения? Об этом – наш разговор с А.Д. Макацария, академиком РАН, одним из крупнейших в мире специалистов по изучению нарушений свертываемости крови, создателем Школы клинической гемостазиологии, заведующим кафедрой Сеченовского университета. Александр Давидович и его ученики активно сотрудничают с университетом Сорбонны, Венским, Римским, Миланским и Тель-Авивским университетами, Технион в Хайфе. Под его руководителем защищено 150 кандидатских и докторских диссертаций. Автор более 1200 научных трудов, в том числе 40 монографий.

– Александр Давидович, в последнее время во всем мире появляется всё больше сообщений о том, что при COVID-19 страдает свертывающая система крови. Так ли это, и если да, то чем вы объясняете этот феномен?

Безусловно, это так. Более того, хочу сказать, что практически нет такой инфекции (вирусной или, тем более, бактериальной), которая бы не влияла на свертывание крови. Доказательство тому – учение о сепсисе и септическом шоке как универсальной модели ДВС-синдрома – синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови. Степень тяжести тромботических нарушений зависит от особенностей возбудителя и организма-хозяина (иммунная система, система гемостаза, наличие сопутствующих заболеваний и т.д.).

– Но ведь не у всех пациентов развивается сепсис и септический шок?

– Конечно, не у всех. Поэтому очень актуальным и далеко не изученным в настоящее время является механизм патогенеза осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией. Во многом это обусловлено особенностями вируса, а также особенностями организма человека, начиная от количества и качества рецепторов, представленных у человека и их способностью связываться с этим вирусом. Безусловно, на исходы заболевания огромное влияние оказывает коморбидность, то есть наличие сопутствующих хронических заболеваний у пациента.

Почему, по вашему мнению, эта особенность течения болезни проявилась не сразу?

– Я считаю, что все это проявилось сразу, но не было адекватно оценено врачами изначально: еще не было такого количества вскрытий и широкого тестирования на гемостазиологические маркеры. Надо сказать, мы занимаемся изучением этой проблемы довольно давно, практически с самого начала эпидемии. Еще в самом начале апреля мы опубликовали работу, основанную на первых наблюдениях наших китайских коллег. Работа называлась «COVID-19 и синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови». Она имела чрезвычайно широкий резонанс, поскольку уже тогда врачи начали понимать роль свертывающей системы крови в инфекционном процессе.

Каков механизм тромбообразования при covid-19 и отличается ли он от этого процесса при других патологиях?

– Это очень непростой вопрос. На сегодняшний день однозначно можно утверждать – при этом вирусе с самого начала имеет место активация гемостаза, внутрисосудистое свертывание крови и тромбообразование в сосудах мелкого калибра жизненно важных органов. При этом повреждаются не только легкие, а блокада микроциркуляции и ее необратимый характер определяют исход заболевания. Позднее начало антикоагулянтной терапии является неблагоприятным фактором. Причем этот процесс внутрисосудистого свертывания в капиллярах легкого играет важную роль в развитии острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), о котором все говорят. Но далеко не все с самого начала уловили связь между внутрисосудистым свертыванием крови и ОРДС.

В западной литературе даже появился термин «легочная интраваскулярная коагуляция». Практически во всех случаях имеет место активация системного воспалительного ответа. Это общебиологическая реакция, которая особенно проявляется в ответ на инфекцию, вирусные возбудители. Международные организации признали, что коронавирусная инфекция – это сепсис.

С другой стороны, международная организация по тромбозу и гемостазу в абсолютном числе случаев признала наличие ДВС-синдрома у тяжелых больных с COVID-19 . Сочетание сепсиса и коагулопатии – это септический шок. Еще китайские коллеги указывали, что в 92% случаев больные умирают от септического шока. Конечно, нельзя отрицать, что наряду с вирусом причиной септического шока может быть присоединение вторичной бактериальной инфекции. У больных COVID-19 и нарушениями в системе гемостаза, как правило, имеет место гиперферритинемия, которая возникает при критических состояниях как реактант острой фазы воспаления и характеризуется цитокиновым штормом вследствие гиперактивации макрофагов и моноцитов. Вследствие этого вырабатывается большое количество ферритина – сложного белкового комплекса, выполняющего роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных. В данном случае это всегда белок острой фазы, маркер тяжелого воспаления, а вовсе не показатель перегрузки железом, как можно подумать на первый взгляд.

Таким образом, цитокиновый и тромботический шторм усугубляют состояние больного и определяют степень тяжести. Но есть и особенности. Возможно, при COVID-19 в первую очередь повреждается фибринолиз – часть системы гемостаза, которая обеспечивает процесс разрушения уже сформированных кровяных сгустков, тем самым, выполняя защитную функцию предотвращения закупорки кровеносных сосудов фибриновыми сгустками. Отсюда синдром фибринирования при меньшей частоте геморрагических осложнений. И отсюда же открывается перспектива применения тромболитиков, о чем сейчас так много говорят и пишут. А впервые предложили такую схему наши американские коллеги.

– А ведь есть немало людей с нарушениями свертываемости крови. Сейчас, во время эпидемии, для них настали трудные времена.

– Это так. В нашей популяции есть люди не только с явными, но и со скрытыми нарушениями гемостаза, предрасполагающими к тромбозам – генетические тромбофилии, антифосфолипидный синдром и ряд других заболеваний, сопровождающихся избыточной активацией системы гемостаза; а также люди с высокой готовностью к супервоспалительному ответу (врожденные факторы и ряд ревматологических и иммунных заболеваний). Им сейчас важно контролировать своё состояние, а врачам не забывать об этом.

И, наконец, COVID-19 – это тромбовоспаление. Это, по сути, вирус-опосредованная модель NET-оза, которая характеризует тесную взаимосвязь таких биологических процессов, как воспаление и тромбообразование. Нейтрофилы и выделяемые ими внеклеточные ловушки нейтрофилов (NET) играют огромную роль в развитии так называемых иммунотромбозов. Это одно из приоритетных научных направлений сегодня , которое мы сейчас вместе с учениками и в том числе зарубежными коллегами также разрабатываем.

Вообще надо сказать, что открытие NET расширило горизонты в понимании биологии нейтрофилов и роли этих клеток в организме. Использование организмом хозяина хроматина в сочетании с внутриклеточными белками в качестве естественного противомикробного агента имеет древнюю историю и меняет наше представление о хроматине как только о носителе генетической информации. Благодаря избыточному и неконтролируемому формированию NET, нейтрофилы могут способствовать развитию патологического венозного и артериального тромбоза, или «иммунотромбоза», а также играют важную роль в процессах атеротромбоза и атеросклероза. Высвобождение NET является, как выяснилось, одной из причин тромбообразования при таких состояниях, как сепсис и рак. Наличие NET при этих заболеваниях и состояниях дает возможность использовать их или отдельные компоненты в качестве потенциальных биомаркеров. NET и их компоненты могут быть привлекательны в качестве терапевтических мишеней. Дальнейшие исследования нейтрофилов и NET необходимы для разработки новых подходов к диагностике и лечению воспалительных и тромботических состояний.

Размышляя о высокой летальности у пациентов, которым пришлось применить ИВЛ, вы констатируете, что мы, возможно, пошли не тем путем. А какой путь может оказаться более верным?

Да, я имел в виду, что при оценке вентиляционно-перфузионных нарушений при COVID-19 превалируют перфузионные нарушения, нарушения микроциркуляции, а это значит, что главная терапевтическая мишень – восстановление нормальной перфузии тканей, то есть противотромботическая терапия, а возможно, даже и фибринолитическая. Механическая вентиляция не может решить вопрос перфузионных нарушений.

– Видите ли вы, что в связи с эпидемией стали более частыми проблемы тромбообразования в акушерско-гинекологической практике?

Случилось так, что во многом и благодаря нашим стараниям (лекциям и публикациям), большинство акушеров сегодня осведомлены о том, что беременность – это состояние так называемой физиологической гиперкоагуляции, и этим пациенткам нередко назначаются антикоагулянты во время беременности. Тем не менее, требуются дальнейшие исследования для вынесения суждения о частоте тромбозов у беременных с COVID-19.

Вообще надо сказать, что большинство осложнений беременности либо обусловлены, либо сочетаются с высоким тромбогенным потенциалом. Генетические факторы свертывания крови, особенно антифосфолипидный синдром, являются факторами риска огромного количества осложнений беременности – это и внутриутробные гибели плода, и неудачи ЭКО, и задержка внутриутробного развития плода, и преждевременная отслойка плаценты, что приводит к тяжелым тромбогеморрагическим осложнениям, это, наконец, тромбозы и тромбоэмболии. Поэтому, конечно, можно ожидать, что в условиях COVID-19 эти осложнения могут представлять собой еще большую опасность. Ведь вирус может быть фактором, активирующим факторы свертываемости крови. Конечно, тут нужны обобщающие исследования, но уже сейчас наши отдельные наблюдения говорят о том, что риск таких осложнений возрастает.

– Являются ли, на ваш взгляд, одним из проявлений этой проблемы случаи тяжелого течения covid-19 в педиатрии (состояния, похожие на синдром Кавасаки)?

Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус призвал врачей всех стран обратить особое внимание на сообщения о том, что у некоторых детей, заразившихся коронавирусом, проявляются симптомы, схожие с еще одним заболеванием — синдромом Кавасаки (мультисистемным воспалительным синдромом). Действительно, в сообщениях из Европы и Северной Америки говорилось, что некоторое число детей поступало в отделения интенсивной терапии с мультисистемным воспалительным состоянием, с некоторыми симптомами, похожими на синдром Кавасаки и синдром токсического шока.

Синдром Кавасаки был впервые описан в 1967 году японским педиатром по имени Томисаку Кавасаки. Он обычно поражает детей до пяти лет. При этом синдроме у пациента начинается воспаление кровеносных сосудов (васкулит) и лихорадка. Болезнь Кавасаки имеет четко выраженный набор симптомов, включая постоянно высокую температуру, покраснение глаз и области вокруг рта, сыпь на теле и покраснение и отек ног и рук.

13 мая нынешнего года в авторитетном медицинском издании The Lancet было опубликовано исследование итальянских врачей, которые сообщили, что в провинции Бергамо, одной из наиболее пострадавших от эпидемии коронавируса, была зафиксирована вспышка синдрома Кавасаки или схожего с ним синдрома.

Важно, что в большинстве случаев дети также имели положительный результат теста на антитела к КОВИД-19, предполагая, что синдром последовал за вирусной инфекцией.

Болезнь Кавасаки имеет тенденцию проявляться в группах генетически похожих детей и может выглядеть немного по-разному в зависимости от генетики, лежащей в основе группы. Это говорит о том, что различные триггеры могут вызывать воспалительную реакцию у детей с определенной генетической предрасположенностью.

Вполне возможно, что атипичная пневмония SARS-COV-2, вызванная вирусом COVID-19, является одним из таких триггеров. Это важный вопрос, требующий пристального изучения.

– Александр Давидович, как вы думаете, почему у всех COVID-19 проявляется по-разному?

Тут очень важна проблема факторов риска. Всё дело в том, что, помимо видимых болезней типа сахарного диабета или гипертонии, существуют болезни невидимые, о которых мы зачастую даже не подозреваем. В последние годы большое распространение получило учение о генетической тромбофилии. Во всем мире это примерно до 20 процентов людей, которые являются носителями той или иной формы генетической тромбофилии. С этим можно жить сто лет, но если возникает инфекция, травма, делается операция – больной может погибнуть от тромбоэмболии, даже если операция выполнена на высочайшем техническом уровне. Причиной тому – скрытая генетическая тромбофилия – мутация, которая делает её носителя подверженным высокому риску тромбообразования.

Одна из форм тромбофилии – так называемая гипергомоцистеинемия, которая может быть как приобретенной так и генетически обусловленной, также может быть важным фактором тромбозов, инфарктов, инсультов. А сейчас есть данные о том, что гипергомоцистеинемия усугубляется и при SARS-CoV2 инфекции. Соответственно, в группу риска входят все те, у кого повышен уровень гомоцистеина в крови , но человек может не знать об этом. Поэтому мы сейчас начали масштабное исследование по выявлению этих групп риска, выделению различных форм тромбофилии у больных с COVID-19. Наша цель – узнать, входят ли эти люди в группы риска по развитию тяжелых осложнений новой коронавирусной инфекции.

Высокая контагиозность вируса и большое количество заболевших поневоле «позволяет» вирусу выявить людей с изначальной явной или скрытой предрасположенностью к тромбозам. Это пациенты не только с генетической тромбофилией или антифосфолипидным синдромом, но и с сахарным диабетом, ожирением, ревматическими болезнями и другими патологическими состояниями, ассоциированными с повышенным свертыванием и/или воспалением.

– Какие методы профилактики и лечения covid-19 вы считаете перспективными?

– Помимо уже названных, это противовирусная терапия, терапия специфическими иммуноглобулинами, противотромботическая терапия и лечение, направленное на снижение воспаления (так называемые антицитокиновые препараты). Многое нам предстоит ещё понять об этом новом для нас заболевании, но постепенно мы движемся в сторону лучшего объяснения многих его механизмов. Вы знаете, я всегда много работал, но, пожалуй, никогда ещё я не был так занят исследовательской и практической работой, как сейчас. Уверен, что она даст свои важные результаты.

Беседу вела Наталия Лескова.

3 марта 2017

Последнее время все большую популярность приобретает промывание носа системами типа «Долфин», леечкой «Аква Марис» и промывание по системе йогов.

А так ли это полезно и безопасно?

image

Начнем с приятного – польза, действительно, имеется.

Во-первых, при промывании происходит увлажнение слизистой носа, что в Уральском регионе, например, крайне актуально в связи с низкой влажностью воздуха, особенно в отопительный сезон.

Во-вторых, при промывании происходит механическая очистка носа не только от частиц пыли, но и от патогенных микроорганизмов (вирусных частиц, бактерий и т. д.).

Несмотря на очевидную пользу, любители «промываний» нередко становятся пациентами оториноларингологов.

Дело в том, что при объемном промывании носа вода под давлением поступает не только в нос, но и в носоглотку. Не всегда жидкости удается быстро эвакуироваться через рот, или через другую ½ носа, особенно при заложенности носа, когда происходит отек слизистой. Жидкость, вынужденная идти по пути наименьшего сопротивления, отправляется через слуховую трубу прямиком в среднее ухо. Со всеми вытекающими, в прямом и переносном смысле, последствиями. При этом происходит занос микрофлоры в барабанную полость (обычно в среднем ухе среда относительно стерильная). Это, в свою очередь, может спровоцировать инфекционное воспаление среднего уха – отит.

Исходя из вышеописанного, объемное промывание – крайне рискованная процедура, особенно у маленьких детей.

Чтобы сохранить плюсы промывания и максимально предотвратить минусы, солевые растворы в нос рекомендуется или брызгать (спреи), или закапывать.

Существует два основных типа солевых растворов: физиологические и гипертонические. Они отличаются по концентрации соли в растворе и, как следствие, принципу действия.

Физиологические (нормотонические, изотонические) растворы, 0,9% р-р – соответствуют нормальной солёности слизи (крови и т.п.) и применяются для профилактики инфекции и увлажнения слизистой носа.

К примеру, в аптеке можно найти: «Физиомер Мягкое промывание» и «Умеренное промывание», физиологический раствор, «Аквалор Soft» или «Аквалор Baby», «Аква Марис», «Маример изотонический», «Хьюмер 150»… Из них лично мне симпатичны Физиомер и Аквалор – у них достаточно большой объем впрыскиваемой жидкости. Но главный фаворит: физ. раствор (единственный минус которого в удобстве применения) – дешево и сердито. Его можно закапывать из пипетки или без напора из маленького шприца.

Гипертонические солевые растворы – снимают отек слизистой, улучшают отток из пазух за счет высокой концентрации соли в полости носа. Происходит это за счёт естественных физиологических процессов: где соли больше – туда поступает вода. Поэтому жидкость покидает ткани и пазухи и выходит в просвет носа, откуда эвакуируется простым отсмаркиванием.

Дополнительным бонусом идет разрушение клеточной стенки бактерий по такому же механизму, как и снятие отёка, клетки словно «взрываются» изнутри. Минус – некоторое возможное высушивание слизистой, которое проходит после отмены препаратов.

Поэтому гипертонические растворы не рекомендуется применять дольше 30 дней. Применяются гипертонические растворы, например, при ОРЗ.

Вот некоторые примеры гипертонических растворов: «Аквалор Форте», «Хьюмер Гипертонический», «Аква Марис Стронг», Квикс, «Маример Гипертонический», «Физиомер Гипертонический»… или 1 чайная ложка соли (хоть морской, хоть пищевой) без горки на 1 стакан воды.

Внимание! У некоторых указанных препаратов инструкция не соответствует действительности. Растворы или брызгают (голова прямо), или закапывают.

Имеются противопоказания. Перед  применением проконсультируйтесь со специалистом.

вернуться к списку –> –> вернуться к списку Пястолова Анна Николаевна Врач-оториноларинголог, фониатр Все публикации

12 мая 2021,  17:50

Об этом рассказывает «Белгородская правда»

Если заболел

— Сейчас всё цветёт, нередко люди принимают антигистаминные препараты, чтобы не реагировать на пыльцу чиханием и заложенным носом. Это не повлияет негативно на иммунный ответ после вакцинации? Может, пока их не пить?

— Если вы регулярно принимаете антигистаминные средства по назначению врача, то прерывать приём из‑за прививки не стоит. Но если вы с их помощью собираетесь уменьшить отёк в месте укола или справиться с повышением температуры, то лучше этого не делать.

— Если пациент аллергик, не возникнет ли ненужная реакция на вакцину?

— Категорический отвод от вакцинации получают люди, у которых в анамнезе есть серьёзные аллергические реакции на прививки, например анафилактический шок. У остальных аллергиков противопоказаний для вакцинации нет, но вы обязательно должны предупредить врача о своих проблемах. А после укола не спешить по делам и на полчаса остаться под присмотром медиков. Они помогут в случае возникновения аллергической реакции.

— Что делать, если подходит срок вакцинации, а человек простудился?

— Надо все силы бросить на борьбу с болезнью, потом выждать минимум пару недель и только тогда делать прививку. Иначе к ослабленному инфекционному процессу, вызванному вакциной, присоединится респираторный вирус. Это двойная нагрузка на нашу иммунную систему.

Фото: Павел Колядин Читайте также Музеи Прохоровки не будут работать с 10 по 12 июля 08 Июл 2021 12:11 В правительстве Белгородской области не планируют вводить локдаун из‑за ковида 07 Июл 2021 18:30 Что грозит за покупку поддельного сертификата вакцинации от COVID-19 06 Июл 2021 14:51 В Белгородской области готовы развернуть дополнительные койки для ковид-пациентов 05 Июл 2021 15:37 В Белгородскую область пришла самая большая партия вакцины от ковида 05 Июл 2021 13:48

— Как быть, если заболел между первой и второй дозой?

— В таком случае допускается увеличить интервал между инъекциями. Но для принятия подобного решения должны быть серьёзные причины. Ведь 21 день – оптимальный вариант не случайно. Завершать вакцинацию позже трёх недель – значит подвергать себя дополнительному риску заражения, потому что в случае отсутствия второго компонента человек не сможет противостоять вирусу. Врач, конечно, даст временный медотвод от введения второй дозы, но как только состояние нормализуется, нужно незамедлительно поставить вторую прививку.

Чем помочь

— Предположим, после вакцинации возникает состояние, похожее на грипп, – крутит суставы, раскалывается голова, повышается температура. Чем себе помочь?

— Принимайте противовоспалительные и обезболивающие препараты – парацетамол, например, а если нужен более выраженный болеутоляющий эффект – ибупрофен.

— Что означает отсутствие побочных эффектов после прививки? Может быть, слабо вырабатывается иммунитет, если нет острой реакции организма?

— У каждого индивидуальная реакция, которую определяет возраст, состояние здоровья и иммунной системы. Поэтому эффективность препарата не зависит от того, насколько бурно организм его воспринимает. После прививки вырабатываются антитела, и повышение температуры как один из приёмов борьбы с инфекцией при этом вовсе не обязательно.

— Специалисты говорят о том, что в первые три дня после прививки не следует перетруждать себя физически, да и алкоголь нежелателен. Почему?

— Такие рекомендации – общие для всех прививок. Например, усиленные тренировки в это время – дополнительная нагрузка на организм, вырабатывающий синтез белка, необходимый для появления антител к коронавирусу. Алкоголь даёт ненужные сосудистые реакции, подавляет иммунитет. Но жёсткого ограничения нет, это – рекомендации врачей.

Фото: Павел Колядин

Хроники в первую очередь

— Абсолютно здоровых людей единицы: у большинства проблемы с желудочно-кишечным трактом, сердечно-сосудистой системой и прочие заболевания. Не опасна ли вакцинация для хроников?

— Вот именно им надо прививаться в первую очередь, они в группе повышенного риска тяжёлых осложнений после коронавирусной инфекции. Но специалисты предупреждают: на протяжении последнего месяца не должно быть обострения хронических заболеваний, важно, чтобы состояние было стабильным.

Любое обострение хронического заболевания в течение 30 дней до предполагаемой даты вакцинации – это противопоказание. Если у человека, например, диабет или гипертония и он принимает препараты, то надо добиться нормального уровня глюкозы и отсутствия скачков давления.

Не идёт речь о вакцинации людей с онкологическими заболеваниями и аутоиммунными патологиями в активной стадии. Не участвуют в ней беременные и кормящие грудью женщины.

— Почему вакцинацию не делают детям?

— Испытания на этой категории пациентов не проводились, поэтому у детей вакцинация против ковида исключена.

— Первая прививка сделана, но человек, увы, подхватил коронавирус. Что тогда делать?

— В данной ситуации вторую дозу уже не вводят.

Фото: Павел Колядин

Если переболел

— Допустим, по каким‑либо житейским обстоятельствам не получается сделать вторую дозу в срок. Можно прийти на вакцинацию раньше?

— Нет смысла, так как в это время в организме действует первый компонент. В период между двумя введениями препарата происходит ответная реакция, и начинает формироваться иммунитет. Такая поэтапность имеет доказательную базу, закреплённую клиническими испытаниями, она подтверждена специалистами и зафиксирована во всех официальных протоколах. Поэтому установленный период вакцинации необходимо соблюдать.

— Нужно ли перед вакцинацией сделать какие‑либо анализы? Некоторые, к слову, сдают ПЦР-тест или тест на антитела к коронавирусу, чтобы убедиться в том, что не перенесли заболевание бессимптомно.

— Необязательно. Это личное желание каждого. Главное – в этот день вы должны себя хорошо чувствовать. Перед прививкой врач измеряет давление, температуру, проверяет состояние слизистых носа и горла, чтобы исключить острые состояния.

— Если человек переболел коронавирусом, нужно ли ему вакцинироваться?

— Антитела в организме присутствуют в среднем от трёх до шести месяцев, поэтому перенесённая болезнь не повод отказаться от прививки. Не всегда иммунитет, приобретённый в результате болезни, защищает от повторного заражения. По рекомендации ВОЗ, перенёсшим ковид стоит ставить прививку не ранее чем через полгода после выздоровления.

Фото: Ирина Дудка День вакцинации. Как работает прививочный пункт в торговом центре Белгорода

Мутация не страшна

— Когда появляется полноценный иммунитет к коронавирусу?

— Иммунная система начинает вырабатывать антитела уже через неделю после первой прививки, постепенно включаются защитные механизмы. Но только через три недели после второй можно говорить о необходимом количестве антител.

— Есть ли гарантия, что антитела выработаются и иммунитет к ковиду после вакцинации обязательно сформируется?

— У каждой вакцины есть свой процент эффективности, у предлагаемых сейчас – 95. Но если даже антитела не вырабатываются, появляется клеточный иммунитет, утверждают специалисты. Благодаря иммунной памяти при встрече с аналогичным возбудителем происходит быстрое развитие высоких уровней антител и создаётся защитный эффект. Заболевание в тяжёлой форме проходить не будет, ведь иммунная система уже видит этот вирус.

— То есть после двух фаз вакцинации я могу заболеть ковидом?

— Вакцинация снижает риск заболевания, защищает от тяжёлого течения и осложнений, но не исключает его. К тому же человек по‑прежнему может быть переносчиком вируса.

— Сейчас много говорят о мутации коронавируса. Защитит ли от него вакцинация?

— У мутирующего вируса меняется лишь ничтожная часть генома. Иммунная система, которая с помощью вакцины научилась его распознавать, будет реагировать и на разновидности инфекции.

— Прививка сделана. Где получить прививочный сертификат?

— На портале «Госуслуги». В поликлинике по вашей просьбе выдадут лишь справку о вакцинации. Страницу, распечатанную с сайта, нигде заверять не надо, так как там есть QR-код.

Елена Мирошниченко

Все материалы «БелПрессы» о коронавирусе COVID-19 собраны здесь.

Подписаться на еженедельную рассылку

«Мы наблюдаем ряд заболеваний на фоне инфицирования коронавирусом; у некоторых людей возникают тромбы, у других — сердечные приступы или почечная недостаточность», — сказал доктор Аджай Шах, профессор BHF и кардиолог-консультант в больнице Королевского колледжа в Лондоне. «Есть еще много неизвестных, но количество исследований, которые предпринимаются, уже в скором времени позволят понять, что именно происходит с пациентами с Covid19».

Так как коронавирус атакует?

Нос и горло

Именно здесь начинается инфекция, колонизируя верхние дыхательные пути, часто блокируя наше обоняние, прежде чем попасть в горло. Клетки верхних дыхательных путей содержат фермент, известным как белок ACE2. Этот белок позволяет короновирусу Sars-Cov-2позволяют фиксироваться на рецепторе клетки, проникать в клетку. Проникнув в клетку? вирус начинает размножаться с большой скоростью воспроизводя клетки вируса.

В этот момент пациенты очень заразны, но, возможно, еще не страдают какими-либо симптомами? кроме потери обоняния (потеря обоняния наблюдается у многих заразившихся). Это одна из самых хитрых и необычных уловок этого вируса — заставить жертву своей атаки, человека, распространять его среди людей, не давая зараженному человеку понять, что он болен и способен заразить того, для которого это, возможно, будет трагично.

Легкие

Если иммунная система организма человека не убивает вирус Sars-Cov-2 на этой ранней стадии, вирус распространяется по дыхательным путям в легкие. Именно внутри легких вирус становится очень опасным. Он проникает в миллионы крошечных воздушных мешочков в легких, вызывая их воспаление.

«Это то, что мы бы назвали пневмонией — воспалением тканей легких — и он препятствует поступлению кислорода, это делает легкие влажными и тяжелыми», — сказал д-р Дункан Янг, профессор медицины интенсивной терапии в отделении клинической неврологии клиники Наффилда.

Для некоторых пациентов это может привести к острому респираторному дистресс-синдрому (ARDS) — потенциально смертельному состоянию, когда уровень кислорода в крови снижается до опасно низкого уровня.

«Вы можете остановить их смерть от недостатка кислорода на вентиляторе», — сказал доктор Янг. «Но это не останавливает течение инфекции, оно продолжается. Вы поддерживаете их в надежде, что их собственная иммунная система борется с вирусом.»

К сожалению, для многих людей иммунная система чрезмерно реагирует на инфекцию, вызывая «цитокиновую бурю», при которой организм по сути атакует сам себя.

«Этот воспалительный процесс во всем теле, «цитокиновая буря», вызывает учащенное сердцебиение, перегрузку кровеносных сосудов вероятно, именно это вызывает у людей проблемы с сердцем. Это то, что заставляет 20 процентов людей, страдающих почечной недостаточностью, ухудшает работу почек», — сказал доктор Янг. «Поэтому, когда пациенты умирают в отделении интенсивной терапии, они в основном умирают от реакции организма на «цитокиновую бурю». Они умирают от полиорганной недостаточности».

Сердце и кровеносные сосуды

Легкие могут быть эпицентром Covid-19, но ученые считают, что он также может проникать в кровеносную систему, проникая в наши артерии.

Как именно вирус атакует сердце и кровеносные сосуды, остается загадкой, но эксперты полагают, что инфекция может вызывать сгустки крови, сердечные приступы, поскольку вирус связывается с рецепторами ACE2 на клетках, выстилающих наши кровеносные сосуды и сердце.

«Пациенты, больные Covid в больнице, демонстрируют признаки серьезных сердечных и сосудистых проблем», — сказал профессор Шах. «Мы видим, что у значительной части пациентов образуются тромбы в артериях, входящих в сердце».

Одно исследование опубликованное в научном журнале JAMA Cardiology показало, что у 20 процентов из 416 пациентов, госпитализированных в Ухань с коронавирусом, было повреждение сердца.

«Повышенная вероятность образования тромбов, по-видимому, является одной из особенностей тяжелой болезни Ковида», — добавил профессор Шах. «Мы также видим, как пациенты получают тромбы в других местах, включая ноги и легкие».

Это может объяснить, почему пациенты с диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями подвергаются риску тяжелой болезни с Covid-19, поскольку их сосудистая система уже находится в дополнительном напряжении.

Печень

Повышенные уровни ферментов в печени наблюдались в значительном количестве госпитализаций Covid-19, что указывает на поражение органа. Не ясно, вызвано ли это повреждением иммунной системы при «цитокиновой буре», лекарствами для борьбы с симптомами Covid-19 или даже самим вирусом.

Почки

Головной мозг

Доктора до сих пор не знают, как вирус влияет на мозг, но исследования показали, что пациенты с Covid-19 переносили инсульт, судороги, спутанность сознания и воспаление мозга.

«Из наблюдения за пациентами, у многих пациентов проявляются симптомы нарушения мозгового кровообращения», — сказал доктор Янг. «Влияет ли вирус непосредственно на мозг или эти симптомы являются признаком того, что уровень кислорода слишком низок, мы пока не знаем».

В Японии одно тематическое исследование сообщило о следах вируса в спинномозговой жидкости пациента Covid-19, у которого развился менингит и энцефалит. Это говорит о том, что Sars-Cov-2 может проникать в центральную нервную систему.

–> –> image –>

Запишитесь на прием бесплатно

Спасибо за заявку!

Если вы ошиблись, пожалуйста, отправьте заявку ещё раз.

Запишитесь на прием бесплатно

Спасибо за заявку!

Если вы ошиблись, пожалуйста, отправьте заявку ещё раз.

image Наш мозг работает непрерывно, поэтому постоянно нуждается в кислороде и питательных веществах. В отличие от других тканей, в мозге не создается стратегического запаса кислорода и веществ, которые могли бы его питать во время «перебоев» его поступления.

Поэтому нарушения мозгового кровообращения опасны необратимыми последствиями: парезами и параличами, эпилепсией, нарушениями памяти и даже утратой двигательных функций. В статье расскажем, как распознать острые и хронические нарушения мозгового кровообращения и не допустить их.

О чем речь

Мозг координирует и регулирует работу всего тела. Он обеспечивает баланс процессов, защиту от негативных воздействий, приспособительные механизмы. Мозг воспринимает и обрабатывает информацию, обеспечивает человека мышлением и другими высшими функциями.

Чтобы работать, нервным клеткам нужно много кислорода и питательных веществ. Мозговое кровообращение отличается от кровотока в других тканях организма. Оно намного сложнее:

  • многочисленные изгибы сосудов мозга — для сглаживания пульсации кровотока и поддержания стабильности давления;
  • самая богатая сеть капилляров — чтобы питание получали все без исключения участки тканей и клетки;
  • развитое коллатеральное кровообращение — сосуды мозга связаны друг с другом коллатералями — «мостиками», которые помогают восстановить кровоток при закупорке основного сосуда.

У мозга автономная система регуляции: при общем повышении артериального давления оно дольше всего остается стабильным в мозге. Но избыточное или недостаточное кровообращение рано или поздно приводит к негативным последствиям: скоплению жидкости и развитию отека тканей, нехватке кислорода, инсульту и другим осложнениям.

Как себя проявляет

Острое нарушение мозгового кровообращения или инсульт проявляют себя выраженными симптомами. Могут наблюдаться:

  • нарушения речи,
  • снижение чувствительности, онемение конечностей;
  • тошнота, рвота;
  • онемение половины лица, асимметрия языка;
  • нарушения зрения («мушки», пятна, потеря зрения);
  • нарушения координации.

Хроническое нарушение мозгового кровообращения развивается постепенно. Многие игнорируют сигналы организма, считая плохое самочувствие последствиями переутомления. Но легкое нарушение постепенно становится хронической болезнью. В этом случае быстро вылечиться не выйдет: придется проходить курс лечения, возможно — в стационаре. Вот признаки хронического нарушения кровообращения в мозге:

  • слабость, сонливость;
  • трудности концентрации внимания;
  • незначительные двигательные нарушения (шаткость походки, по мере развития заболевания — тремор рук, скованность движений);
  • головокружения.

Меры профилактики

Врач-невролог Анастасия Бусыгина выделяет такие меры профилактики:

  • не курите — одна выкуренная сигарета вызывает спазм сосудов на 15-20 минут, а оксид углерода из табачного дыма замещает кислород, это приводит к кислородному голоданию тканей мозга;
  • следите за артериальным давлением — постоянное повышение давления приводит к разрушению стенок сосудов, утрате их эластичности, отеку тканей;
  • узнайте, есть ли у ближайших родственников такие заболевания: гипертоническая болезнь, атеросклероз, перенесенные инфаркт, инсульт, сахарный диабет, болезни щитовидной железы, заболевания крови (анемия) — они всегда сопровождаются нарушениями мозгового кровообращения.

Если вы входите в группу риска по развитию нарушений мозгового кровообращения, проходите ежегодное плановое обследование: анализ крови (определение уровня холестерина, глюкозы), УЗИ сосудов головного мозга (диагностика магистральных артерий головы), мониторинг артериального давления. Это позволяет вовремя увидеть признаки нарушения и предупредить осложнения.

ГЛАВНОЕ

  • Острое нарушение мозгового кровообращения всегда проявляет себя характерными симптомами — парезы, потеря чувствительности конечности, половины лица, нарушения речи, слуха. Очень важно получить врачебную помощь в как можно раньше: от этого зависит тяжесть последствий инсульта.
  • Хроническое нарушение мозгового кровообращения развивается постепенно, симптомы могут напоминать последствия переутомления. Если они возникают время от времени в течение нескольких недель, это повод обратиться к неврологу.
  • Посещайте невролога не реже, чем раз в год, если есть наследственные риски развития нарушений мозгового кровообращения.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Александр Махнёв
Отоларинголог, врач высшей категории, стаж более 25 лет.
Семейная клиника Верис
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий