Выделения из уха

Не один раз на приеме сталкивалась с ситуацией, когда пациент без

какой-либо

явной

сердчечно-сосудистой

патологии сам себе назначил кардиомагнил (или тромбоАСС, аспирин кардио и пр.), будучи уверенным, что абсолютно всем в его возрасте (то есть «после 45–50 лет») нужна именно такая профилактика

сердечно-сосудистых

заболеваний. Ведь сосед тоже пьет, по телевизору говорят, что нужно, и прочее…

Нужна ли на самом деле?

Дело в том, что современные рекомендации по лечению

сердечно-сосудистых

заболеваний(ССЗ) говорят о необходимости пожизненного приема аспирина теми людьми, которые уже перенесли

какие-либо

сердечно-сосудистые

события. К ним относятся инфаркт, инсульт, транзиторные ишемические атаки. Что же касается применения аспирина людьми, у которых в анамнезе вообще нет никаких

сердечно-сосудистых

заболеваний, в том числе и вышеперечисленных, то на сегодняшний день рутинное назначение аспирина (или других антитромботических препаратов) таким пациентам не рекомендовано

из-за

отсутствия доказательной базы, подтверждающей прежде всего безопасность такой профилактики у данной категории пациентов.

Наиболее частым побочным эффектом при приеме аспирина является негативное влияние на слизистую оболочку желудка. Также при его длительном приеме увеличивается риск кровотечений различной локализации (

желудочно-кишечных

, геморроидальных, носовых и пр.), и этим фактом никак нельзя пренебрегать, потому что в определенных ситуациях такие кровотечения могут стать жизнеугрожающими.

В связи с этим перед тем, как назначить пациенту аспирин, врач должен оценить пользу и риск от его приема. Доказано, что у пациентов, перенесших инфаркт или инсульт, польза профилактического приема аспирина перевешивает возможный риск кровотечений, следовательно, его прием рекомендован. И не до конца изучена роль аспиринау лиц, не имеющих в анамнезе ни того, ни другого. Те научные данные, которые мы имеем на сегодняшний день, говорят об отсутствии явной пользы от такой профилактики и при этом о повышении риска возникновения кровотечений различной локализации. Тем не менее, вопрос пока остается малоизученным, продолжаются крупные исследования, и мы ждем их результатов.

Что касается пациентов старших возрастных групп, имеющих

какие-либо

факторы риска развития

сердечно-сосудистых

заболеваний (артериальная гипертензия, повышенный уровень холестерина крови и пр.), пациентов с сахарным диабетом, то ситуация примерно та же: до сих пор не было выявлено, что польза от приема аспирина превышает риск возникновения кровотечений у таких пациентов, в связи с чем его прием также не может быть рекомендован рутинно.

Когда еще не нужно принимать аспирин?

— При высоком артериальном давлении.

Потому что его прием может увеличить в данном случае риск возникновения геморрагического инсульта. При наличии гипертонии принимать аспирин нужно только тогда, когдадостигнут адекватный контроль артериального давления.

— При подозрении на инсульт.

Если мы имеем дело с подозрением на инсульт (у человека внезапно развились сильная слабость в руке или ноге, речевые, двигательные нарушения, опущен уголок рта, он не может улыбнуться и пр.), ни в коем случае в данной ситуации нельзя давать аспирин. Не существует объективных признаков, позволяющих однозначно отдифференцировать геморрагический (связанный с кровоизлиянием в мозг) и ишемический (связанный с закупоркой церебральной артерии атеросклеротической бляшкой) тип инсульта. А если инсульт геморрагический, и мы дадим такому человеку аспирин, то страшно представить, чем это может закончиться…

Все, что нужно сделать, если Вы подозреваете у человека инсульт — это уложить его в горизонтальное положение, постараться успокоить и как можно скорее вызвать скорую помощь.

Когда нужно принимать аспирин?

Только тогда, когда его назначил врач, оценивший пользу и риск от его приема и знающий показания к его назначению. Уровень тромбоцитов крови, прием других лекарств из группы нестероидных противовоспалительных препаратов, функция почек также всегда должны учитываться перед назначением данного препарата.

Как правило, всегда показан прием аспирина при ишемической болезни сердца, перенесенном инфаркте, некардиоэмболическом ишемическом инсульте или транзиторной ишемической атаке, при атеросклерозе артерий, стентировании артерий.

И последнее.

Если Вы решили всерьез заняться своим здоровьем, узнать, какие меры по профилактике

сердечно-сосудистых

заболеваний Вам необходимо предпринять, лучше обратиться к терапевту или кардиологу. Доктор назначит Вам необходимые анализы, электрокардиограмму и другие нужные обследования, измерит артериальное давление, выявит, есть ли у Вас

какие-либо

факторы риска возникновения

сердечно-сосудистых

заболеваний, рассчитает Ваш

сердечно-сосудистый

риск и на основании этого даст необходимые рекомендации по профилактическим мероприятиям. И, поверьте, самое главное, о чем приходится говорить чаще всего — это об изменении образа жизни. Отказ от курения, нормализация массы тела, регулярные аэробные физические нагрузки (ходьба минимум 30 минут в день), диета с ограничением животных жиров — это основные мероприятия, без которых профилактика ССЗ будет считаться как минимум неполноценной, как максимум — неэффективной. А прием медикаментов может и вообще не понадобится, если все эти меры будут соблюдаться!

Будьте здоровы!

Когрушева Юлия Петровна врач-терапевт

Повторяющееся постоянно или возникающее периодически кровотечение из носа по утрам довольно тревожное явление, которое не может не насторожить. Этот симптом в медицине носит название эпистаксис.

image
Фото 1: Особо опасной считается внезапная и большая потеря крови из полости носа, которая может сигнализировать о разрыве аневризмы, о хроническом нефрите, разрыве крупного кровеносного сосуда в носу, злокачественной опухоли. Источник: flickr (Torrie Marta).

Причины, по которым идет кровь из носа по утрам

Одной из частой причины крови из носа по утрам является артериальная гипертензия, которая относится к системным факторам. Давление на стенки сосудов, в особенности если они тонкие, велико при гипертензии, и они повреждаются, отсюда и возникает кровотечение. Кровь при этом вытекает медленно, тонкой струйкой.

К системным также относятся повреждения кровеносных сосудов в носу, возникающих вследствие:

  • заболевания сосудов;
  • нарушение работы сердца;
  • эмфиземы (заболевание дыхательных путей);
  • коклюша (острое бактериальное заболевание);
  • гормонального сбоя;
  • аллергии;
  • кори (инфекционное вирусное заболевание);
  • повышенного артериального давления;
  • простуды;
  • скарлатины (острое инфекционное заболевание);
  • авитаминоза;
  • заболеваний крови;
  • злоупотребления алкоголем;
  • побочного действия некоторых лекарств.

Кровь из носа может быть предвестником перечисленных выше инфекционных, вирусных и бактериальных заболеваний, а не только сопровождать их.

image
Фото 2: Полость носа покрывают сосуды и капилляры, при их повреждении идет носом кровь. В тяжелых случаях она может перемещаться по носослезному каналу и выходить через глазницу. Источник: flickr (Eugene Evehealth).

К локальным причинам относятся:

  • травмирование носа;
  • воспалительный процесс (ринит, гайморит, синусит);
  • вдыхание запрещенных веществ;
  • применение средств, иссушающих слизистую носа;
  • стероидные спреи;
  • баротравма;
  • опухоли в носу доброкачественные или злокачественные;
  • пониженная влажность воздуха.

К утренним кровотечениям могут приводить полипы в носу, которые, разрастаясь давят на сосуды, повреждая их. Слизистая уже не может выполнять своих функций, кровь из носа по утрам сопровождается сухостью в носу.

Опухоль надпочечников также может сопровождаться носовым кровотечением и являться при этом единственным симптомом заболевания.

К появлению крови из полости носа могут приводить легочные кровотечения или кровотечение из пищеварительного тракта.

В возрасте старше 63-65 лет могут развиться носовые кровотечения, которые связаны с истончением и иссушением слизистой носовой полости, а также склонностью к артериальной гипертензии.

Что предпринять

Прежде всего, чтобы остановиться кровь, не нужно запрокидывать назад голову, такими действиями можно причинить вред другим органам; кровь при этом попадет в глотку, пищевод, желудок, и провоцирует тошноту и рвоту. Также нельзя ложиться на спину.

Фото 3: При носовом кровотечении нужно принять такое положение, при котором голова будет выше туловища и немного подать ее вперед. Затем необходимо зажать крылья носа, так кровь быстрее свернется и перестанет течь, затем приложить что-нибудь холодное на переносицу, например, лед в полотенце. (Eugene Evehealth).

В ноздри можно вставить ватные тампоны, смоченные хлоргексидином. После этих действий нужно обратиться к врачу-терапевту или лор-врачу для постановки диагноза и назначения соответствующего лечения.

Гомеопатическое лечение утреннего кровотечения

Для эффективного лечения кровотечений из носа можно использовать гомеопатические средства.

Ацидум нитрикум (Acidum nitricum)
Аконит (Aconite)
Ацидум фосфорикум (Acidum phosphoricum)
Аммониум карбоникум (Ammonium carbonicum)
Гамамелис (Hamamelis)
Карбо анималис (Carbo animalis)

Важно! Прежде чем начинать лечение нужно проконсультироваться с врачом и сдать необходимые анализы.

Что такое выделения из уха?

Эти выделения могут быть гнойными или даже кровянистыми и всегда предполагают патологическое воспаление уха или барабанной перепонки. Пациенты обычно испытывают сильную ушную боль в ухе и другие симптомы, такие как лихорадка или головокружение.

Выделение из уха может быть неприятным проявлением при хроническом течении для пациента, вызывая постоянный зуд в наружном слуховом проходе.

Причины

Причинами может быть воспалением ушного канала, в который происходит выпот воспаленных участков слухового прохода. Или это может быть инфекция среднего уха (средний отит) – при котором экссудат истекает из отверстия в барабанной перепонке.

В то время как воспаление ушного канала часто возникает в результате травмирующих манипуляций и последующего проникновения патогенов в поврежденные участки, воспаление среднего уха имеет бактериальные причины, которые вызывают этот симптом.

Оба типа воспаления обычно могут быть очень болезненными. В дополнение к выделению из уха могут добавляться общая слабость, лихорадка, (колющее) давление в ушах, снижение слуха, а также головокружение и нарушения равновесия.

Постановка диагноза

В случае выделений и боли в ушах всегда следует обращаться к врачу, чтобы можно было поставить точный диагноз. В худшем случае нелеченные ушные инфекции могут стать хроническими и влиять на пациента на протяжении всей его жизни.

Для постановки диагноза предлагается ряд исследований и тестов. Врач сначала уточнит в анамнезе, какие именно симптомы присутствуют. Затем он более тщательно осмотрит слуховой канал с помощью зеркального отражения уха (отоскопия), посредством чего он визуально исследует внутреннее ухо с помощью ушной воронки. Воспаление, с местной гиперемией или выпуклостью барабанной перепонки, различимо даже при первичном осмотре.

При необходимости ЛОР-врач может дополнительно проверить, подвижность барабанной перепонки и насколько хорошо функционирует евстахиева труба.

Осложнения

Выделения из уха не только неприятное проявление, но и может являться причиной серьезного заболевания. Обычно это наружный отит, но врач должен исключить более тяжелые патологии.

Выделения могут быть кровянистыми или гнойными, и в этом случае указывают на воспаление барабанной перепонки или среднего уха. Эти выделения сопровождаются сильной болью, и часто пациенты страдают от головокружения или повышения температуры. Выделения для пациента достаточно не комфортный симптом, даже если сопутствующих симптомов нет. Потому что это вызывает покалывание или зуд в ухе, и часто жидкость имеет неприятный запах.

Когда следует обратиться к врачу?

Отделяемое может быть обычным перепроизводством кожного сала и ушной серы. Если это проявление не хроническое, то оно обычно не требует какого-либо врачебного вмешательства – достаточно элементарной гигиены.

Тем не менее, очищение слухового прохода лучше поручить ЛОР-специалисту. Особенно, когда речь идет о снижении слуха, когда самоочищение не происходит.

Если присутствуют зеленоватые выделения с неприятным запахом – это говорит о бактериальной инфекции. В данном случае осмотр врача обязателен. Чем раньше начнется терапия, тем ниже вероятность необратимого повреждения внутреннего уха.

Визит к врачу также важен, если выделения из уха сопровождаются болью или кровянистыми выделениями. Это может быть признаком внутренней травмы уха.

Лечение и терапия

Лечение подобных проявлений зависит от причины. Прежде всего, при лечении всех ушных инфекций всегда используются противоотечные ушные капли, для лучшего отхождения выделений.

При болевых проявлениях, можно применять определенные анальгетики. Эти препараты так же используются в качестве жаропонижающего средства. Если присутствует бактериальная инфекция, для лечения применяются антибиотики. В некоторых случаях рекомендуются местные промывания с как с растворами противовоспалительных препаратов, так обычной кипяченой водой. Это может ускорить процесс заживления.

Если за барабанной перепонкой скапливается большой объем экссудата, возможно проведение пункции. Для улучшения оттока гноя и введения лекарственных препаратов. Дополнительно возможно применение физиотерапевтического лечения.

Возможный прогноз

Если во время простого воспаления возникает дополнительная бактериальная инфекция, выделения имеют неприятный запах и приобретают зеленовато-желтый цвет.

Длительное существование такого очага может привести к хроническому течению. А это уже может привести к серьезным нарушениям слуха. Почти в каждом случае это указывает на распространение воспаления на более глубокие органа слуха, в том числе и на барабанную перепонку.

Если, несмотря на адекватную консервативную терапию, улучшений не наблюдается – возможно применение инвазивного или хирургического лечения.

Беседа с академиком А.Д. Макацария, крупнейшим специалистом в области клинической гемостазиологии

Сегодня известно, что при COVID-19, в первую очередь, страдает свертывающая система крови. Вот почему у всех умерших от осложнений новой коронавирусной инфекции находят большое количество тромбов. Как это объяснить? Почему это заметили не сразу? Каким образом и почему это происходит? Можно ли предотвратить развитие такого осложнения? Об этом – наш разговор с А.Д. Макацария, академиком РАН, одним из крупнейших в мире специалистов по изучению нарушений свертываемости крови, создателем Школы клинической гемостазиологии, заведующим кафедрой Сеченовского университета. Александр Давидович и его ученики активно сотрудничают с университетом Сорбонны, Венским, Римским, Миланским и Тель-Авивским университетами, Технион в Хайфе. Под его руководителем защищено 150 кандидатских и докторских диссертаций. Автор более 1200 научных трудов, в том числе 40 монографий.

– Александр Давидович, в последнее время во всем мире появляется всё больше сообщений о том, что при COVID-19 страдает свертывающая система крови. Так ли это, и если да, то чем вы объясняете этот феномен?

Безусловно, это так. Более того, хочу сказать, что практически нет такой инфекции (вирусной или, тем более, бактериальной), которая бы не влияла на свертывание крови. Доказательство тому – учение о сепсисе и септическом шоке как универсальной модели ДВС-синдрома – синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови. Степень тяжести тромботических нарушений зависит от особенностей возбудителя и организма-хозяина (иммунная система, система гемостаза, наличие сопутствующих заболеваний и т.д.).

– Но ведь не у всех пациентов развивается сепсис и септический шок?

– Конечно, не у всех. Поэтому очень актуальным и далеко не изученным в настоящее время является механизм патогенеза осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией. Во многом это обусловлено особенностями вируса, а также особенностями организма человека, начиная от количества и качества рецепторов, представленных у человека и их способностью связываться с этим вирусом. Безусловно, на исходы заболевания огромное влияние оказывает коморбидность, то есть наличие сопутствующих хронических заболеваний у пациента.

Почему, по вашему мнению, эта особенность течения болезни проявилась не сразу?

— Я считаю, что все это проявилось сразу, но не было адекватно оценено врачами изначально: еще не было такого количества вскрытий и широкого тестирования на гемостазиологические маркеры. Надо сказать, мы занимаемся изучением этой проблемы довольно давно, практически с самого начала эпидемии. Еще в самом начале апреля мы опубликовали работу, основанную на первых наблюдениях наших китайских коллег. Работа называлась «COVID-19 и синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови». Она имела чрезвычайно широкий резонанс, поскольку уже тогда врачи начали понимать роль свертывающей системы крови в инфекционном процессе.

Каков механизм тромбообразования при covid-19 и отличается ли он от этого процесса при других патологиях?

– Это очень непростой вопрос. На сегодняшний день однозначно можно утверждать – при этом вирусе с самого начала имеет место активация гемостаза, внутрисосудистое свертывание крови и тромбообразование в сосудах мелкого калибра жизненно важных органов. При этом повреждаются не только легкие, а блокада микроциркуляции и ее необратимый характер определяют исход заболевания. Позднее начало антикоагулянтной терапии является неблагоприятным фактором. Причем этот процесс внутрисосудистого свертывания в капиллярах легкого играет важную роль в развитии острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), о котором все говорят. Но далеко не все с самого начала уловили связь между внутрисосудистым свертыванием крови и ОРДС.

В западной литературе даже появился термин «легочная интраваскулярная коагуляция». Практически во всех случаях имеет место активация системного воспалительного ответа. Это общебиологическая реакция, которая особенно проявляется в ответ на инфекцию, вирусные возбудители. Международные организации признали, что коронавирусная инфекция – это сепсис.

С другой стороны, международная организация по тромбозу и гемостазу в абсолютном числе случаев признала наличие ДВС-синдрома у тяжелых больных с COVID-19 . Сочетание сепсиса и коагулопатии – это септический шок. Еще китайские коллеги указывали, что в 92% случаев больные умирают от септического шока. Конечно, нельзя отрицать, что наряду с вирусом причиной септического шока может быть присоединение вторичной бактериальной инфекции. У больных COVID-19 и нарушениями в системе гемостаза, как правило, имеет место гиперферритинемия, которая возникает при критических состояниях как реактант острой фазы воспаления и характеризуется цитокиновым штормом вследствие гиперактивации макрофагов и моноцитов. Вследствие этого вырабатывается большое количество ферритина – сложного белкового комплекса, выполняющего роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных. В данном случае это всегда белок острой фазы, маркер тяжелого воспаления, а вовсе не показатель перегрузки железом, как можно подумать на первый взгляд.

Таким образом, цитокиновый и тромботический шторм усугубляют состояние больного и определяют степень тяжести. Но есть и особенности. Возможно, при COVID-19 в первую очередь повреждается фибринолиз – часть системы гемостаза, которая обеспечивает процесс разрушения уже сформированных кровяных сгустков, тем самым, выполняя защитную функцию предотвращения закупорки кровеносных сосудов фибриновыми сгустками. Отсюда синдром фибринирования при меньшей частоте геморрагических осложнений. И отсюда же открывается перспектива применения тромболитиков, о чем сейчас так много говорят и пишут. А впервые предложили такую схему наши американские коллеги.

– А ведь есть немало людей с нарушениями свертываемости крови. Сейчас, во время эпидемии, для них настали трудные времена.

– Это так. В нашей популяции есть люди не только с явными, но и со скрытыми нарушениями гемостаза, предрасполагающими к тромбозам – генетические тромбофилии, антифосфолипидный синдром и ряд других заболеваний, сопровождающихся избыточной активацией системы гемостаза; а также люди с высокой готовностью к супервоспалительному ответу (врожденные факторы и ряд ревматологических и иммунных заболеваний). Им сейчас важно контролировать своё состояние, а врачам не забывать об этом.

И, наконец, COVID-19 – это тромбовоспаление. Это, по сути, вирус-опосредованная модель NET-оза, которая характеризует тесную взаимосвязь таких биологических процессов, как воспаление и тромбообразование. Нейтрофилы и выделяемые ими внеклеточные ловушки нейтрофилов (NET) играют огромную роль в развитии так называемых иммунотромбозов. Это одно из приоритетных научных направлений сегодня , которое мы сейчас вместе с учениками и в том числе зарубежными коллегами также разрабатываем.

Вообще надо сказать, что открытие NET расширило горизонты в понимании биологии нейтрофилов и роли этих клеток в организме. Использование организмом хозяина хроматина в сочетании с внутриклеточными белками в качестве естественного противомикробного агента имеет древнюю историю и меняет наше представление о хроматине как только о носителе генетической информации. Благодаря избыточному и неконтролируемому формированию NET, нейтрофилы могут способствовать развитию патологического венозного и артериального тромбоза, или «иммунотромбоза», а также играют важную роль в процессах атеротромбоза и атеросклероза. Высвобождение NET является, как выяснилось, одной из причин тромбообразования при таких состояниях, как сепсис и рак. Наличие NET при этих заболеваниях и состояниях дает возможность использовать их или отдельные компоненты в качестве потенциальных биомаркеров. NET и их компоненты могут быть привлекательны в качестве терапевтических мишеней. Дальнейшие исследования нейтрофилов и NET необходимы для разработки новых подходов к диагностике и лечению воспалительных и тромботических состояний.

Размышляя о высокой летальности у пациентов, которым пришлось применить ИВЛ, вы констатируете, что мы, возможно, пошли не тем путем. А какой путь может оказаться более верным?

Да, я имел в виду, что при оценке вентиляционно-перфузионных нарушений при COVID-19 превалируют перфузионные нарушения, нарушения микроциркуляции, а это значит, что главная терапевтическая мишень – восстановление нормальной перфузии тканей, то есть противотромботическая терапия, а возможно, даже и фибринолитическая. Механическая вентиляция не может решить вопрос перфузионных нарушений.

– Видите ли вы, что в связи с эпидемией стали более частыми проблемы тромбообразования в акушерско-гинекологической практике?

Случилось так, что во многом и благодаря нашим стараниям (лекциям и публикациям), большинство акушеров сегодня осведомлены о том, что беременность – это состояние так называемой физиологической гиперкоагуляции, и этим пациенткам нередко назначаются антикоагулянты во время беременности. Тем не менее, требуются дальнейшие исследования для вынесения суждения о частоте тромбозов у беременных с COVID-19.

Вообще надо сказать, что большинство осложнений беременности либо обусловлены, либо сочетаются с высоким тромбогенным потенциалом. Генетические факторы свертывания крови, особенно антифосфолипидный синдром, являются факторами риска огромного количества осложнений беременности – это и внутриутробные гибели плода, и неудачи ЭКО, и задержка внутриутробного развития плода, и преждевременная отслойка плаценты, что приводит к тяжелым тромбогеморрагическим осложнениям, это, наконец, тромбозы и тромбоэмболии. Поэтому, конечно, можно ожидать, что в условиях COVID-19 эти осложнения могут представлять собой еще большую опасность. Ведь вирус может быть фактором, активирующим факторы свертываемости крови. Конечно, тут нужны обобщающие исследования, но уже сейчас наши отдельные наблюдения говорят о том, что риск таких осложнений возрастает.

– Являются ли, на ваш взгляд, одним из проявлений этой проблемы случаи тяжелого течения covid-19 в педиатрии (состояния, похожие на синдром Кавасаки)?

Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус призвал врачей всех стран обратить особое внимание на сообщения о том, что у некоторых детей, заразившихся коронавирусом, проявляются симптомы, схожие с еще одним заболеванием — синдромом Кавасаки (мультисистемным воспалительным синдромом). Действительно, в сообщениях из Европы и Северной Америки говорилось, что некоторое число детей поступало в отделения интенсивной терапии с мультисистемным воспалительным состоянием, с некоторыми симптомами, похожими на синдром Кавасаки и синдром токсического шока.

Синдром Кавасаки был впервые описан в 1967 году японским педиатром по имени Томисаку Кавасаки. Он обычно поражает детей до пяти лет. При этом синдроме у пациента начинается воспаление кровеносных сосудов (васкулит) и лихорадка. Болезнь Кавасаки имеет четко выраженный набор симптомов, включая постоянно высокую температуру, покраснение глаз и области вокруг рта, сыпь на теле и покраснение и отек ног и рук.

13 мая нынешнего года в авторитетном медицинском издании The Lancet было опубликовано исследование итальянских врачей, которые сообщили, что в провинции Бергамо, одной из наиболее пострадавших от эпидемии коронавируса, была зафиксирована вспышка синдрома Кавасаки или схожего с ним синдрома.

Важно, что в большинстве случаев дети также имели положительный результат теста на антитела к КОВИД-19, предполагая, что синдром последовал за вирусной инфекцией.

Болезнь Кавасаки имеет тенденцию проявляться в группах генетически похожих детей и может выглядеть немного по-разному в зависимости от генетики, лежащей в основе группы. Это говорит о том, что различные триггеры могут вызывать воспалительную реакцию у детей с определенной генетической предрасположенностью.

Вполне возможно, что атипичная пневмония SARS-COV-2, вызванная вирусом COVID-19, является одним из таких триггеров. Это важный вопрос, требующий пристального изучения.

– Александр Давидович, как вы думаете, почему у всех COVID-19 проявляется по-разному?

Тут очень важна проблема факторов риска. Всё дело в том, что, помимо видимых болезней типа сахарного диабета или гипертонии, существуют болезни невидимые, о которых мы зачастую даже не подозреваем. В последние годы большое распространение получило учение о генетической тромбофилии. Во всем мире это примерно до 20 процентов людей, которые являются носителями той или иной формы генетической тромбофилии. С этим можно жить сто лет, но если возникает инфекция, травма, делается операция – больной может погибнуть от тромбоэмболии, даже если операция выполнена на высочайшем техническом уровне. Причиной тому – скрытая генетическая тромбофилия – мутация, которая делает её носителя подверженным высокому риску тромбообразования.

Одна из форм тромбофилии – так называемая гипергомоцистеинемия, которая может быть как приобретенной так и генетически обусловленной, также может быть важным фактором тромбозов, инфарктов, инсультов. А сейчас есть данные о том, что гипергомоцистеинемия усугубляется и при SARS-CoV2 инфекции. Соответственно, в группу риска входят все те, у кого повышен уровень гомоцистеина в крови , но человек может не знать об этом. Поэтому мы сейчас начали масштабное исследование по выявлению этих групп риска, выделению различных форм тромбофилии у больных с COVID-19. Наша цель – узнать, входят ли эти люди в группы риска по развитию тяжелых осложнений новой коронавирусной инфекции.

Высокая контагиозность вируса и большое количество заболевших поневоле «позволяет» вирусу выявить людей с изначальной явной или скрытой предрасположенностью к тромбозам. Это пациенты не только с генетической тромбофилией или антифосфолипидным синдромом, но и с сахарным диабетом, ожирением, ревматическими болезнями и другими патологическими состояниями, ассоциированными с повышенным свертыванием и/или воспалением.

– Какие методы профилактики и лечения covid-19 вы считаете перспективными?

– Помимо уже названных, это противовирусная терапия, терапия специфическими иммуноглобулинами, противотромботическая терапия и лечение, направленное на снижение воспаления (так называемые антицитокиновые препараты). Многое нам предстоит ещё понять об этом новом для нас заболевании, но постепенно мы движемся в сторону лучшего объяснения многих его механизмов. Вы знаете, я всегда много работал, но, пожалуй, никогда ещё я не был так занят исследовательской и практической работой, как сейчас. Уверен, что она даст свои важные результаты.

Беседу вела Наталия Лескова.

3 марта 2017

Последнее время все большую популярность приобретает промывание носа системами типа «Долфин», леечкой «Аква Марис» и промывание по системе йогов.

А так ли это полезно и безопасно?

image

Начнем с приятного – польза, действительно, имеется.

Во-первых, при промывании происходит увлажнение слизистой носа, что в Уральском регионе, например, крайне актуально в связи с низкой влажностью воздуха, особенно в отопительный сезон.

Во-вторых, при промывании происходит механическая очистка носа не только от частиц пыли, но и от патогенных микроорганизмов (вирусных частиц, бактерий и т. д.).

Несмотря на очевидную пользу, любители «промываний» нередко становятся пациентами оториноларингологов.

Дело в том, что при объемном промывании носа вода под давлением поступает не только в нос, но и в носоглотку. Не всегда жидкости удается быстро эвакуироваться через рот, или через другую ½ носа, особенно при заложенности носа, когда происходит отек слизистой. Жидкость, вынужденная идти по пути наименьшего сопротивления, отправляется через слуховую трубу прямиком в среднее ухо. Со всеми вытекающими, в прямом и переносном смысле, последствиями. При этом происходит занос микрофлоры в барабанную полость (обычно в среднем ухе среда относительно стерильная). Это, в свою очередь, может спровоцировать инфекционное воспаление среднего уха – отит.

image

Исходя из вышеописанного, объемное промывание – крайне рискованная процедура, особенно у маленьких детей.

Чтобы сохранить плюсы промывания и максимально предотвратить минусы, солевые растворы в нос рекомендуется или брызгать (спреи), или закапывать.

Существует два основных типа солевых растворов: физиологические и гипертонические. Они отличаются по концентрации соли в растворе и, как следствие, принципу действия.

Физиологические (нормотонические, изотонические) растворы, 0,9% р-р – соответствуют нормальной солёности слизи (крови и т.п.) и применяются для профилактики инфекции и увлажнения слизистой носа.

К примеру, в аптеке можно найти: «Физиомер Мягкое промывание» и «Умеренное промывание», физиологический раствор, «Аквалор Soft» или «Аквалор Baby», «Аква Марис», «Маример изотонический», «Хьюмер 150»… Из них лично мне симпатичны Физиомер и Аквалор – у них достаточно большой объем впрыскиваемой жидкости. Но главный фаворит: физ. раствор (единственный минус которого в удобстве применения) – дешево и сердито. Его можно закапывать из пипетки или без напора из маленького шприца.

Гипертонические солевые растворы — снимают отек слизистой, улучшают отток из пазух за счет высокой концентрации соли в полости носа. Происходит это за счёт естественных физиологических процессов: где соли больше – туда поступает вода. Поэтому жидкость покидает ткани и пазухи и выходит в просвет носа, откуда эвакуируется простым отсмаркиванием.

Дополнительным бонусом идет разрушение клеточной стенки бактерий по такому же механизму, как и снятие отёка, клетки словно «взрываются» изнутри. Минус – некоторое возможное высушивание слизистой, которое проходит после отмены препаратов.

Поэтому гипертонические растворы не рекомендуется применять дольше 30 дней. Применяются гипертонические растворы, например, при ОРЗ.

Вот некоторые примеры гипертонических растворов: «Аквалор Форте», «Хьюмер Гипертонический», «Аква Марис Стронг», Квикс, «Маример Гипертонический», «Физиомер Гипертонический»… или 1 чайная ложка соли (хоть морской, хоть пищевой) без горки на 1 стакан воды.

Внимание! У некоторых указанных препаратов инструкция не соответствует действительности. Растворы или брызгают (голова прямо), или закапывают.

Имеются противопоказания. Перед  применением проконсультируйтесь со специалистом.

вернуться к списку —> —> вернуться к списку Пястолова Анна Николаевна Врач-оториноларинголог, фониатр Все публикации

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Александр Махнёв
Отоларинголог, врач высшей категории, стаж более 25 лет.
Семейная клиника Верис
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий