Последствия приема, тяжелое наркотическое средство мефедрон

Чего нельзя делать при черепно-мозговой травме?

Лёгкой черепно мозговой травмой считают случаи непосредственного или опосредованного механического повреждения мозга с оценкой по шкале ком Глазго (ШКГ) 13-15 через 30 минут после травмы

Лёгкие черепно-мозговые травмы в подавляющем большинстве случаев протекают без последствий, либо с преходящими нарушениями, которые сохраняются несколько дней/недель.

Сотрясение головного мозга

Сотрясение головного мозга

  • может быть вызвано непосредственным ударом по голове, лицу, шее и другим частям тела с передачей кинетической энергии на голову.
  • как правило, приводит к острому развитию кратковременных неврологических нарушений, которые проходят спонтанно.
  • Сотрясение головного мозга может сопровождаться патогистологическими изменениям в мозговой ткани, однако, в основе развития симптомов лежат преимущественно функциональные нарушения. При проведении стандартных процедур нейровизуализации травматических изменений не выявляется.
  • приводит к последовательному появлению клинических синдромом, среди которых может не быть потери сознания. Характерно последовательное угасание тяжести нарушений. Однако, важно помнить, что некоторые из них могут сохраняться длительно.

Кроме сотрясения мозга, к лёгкой черепно-мозговой травме относится ушиб головного мозга лёгкой степени тяжести.

Симптомы лёгкой черепно-мозговой травмы

Неврологические

  • Головная боль
  • Тошнота
  • Рвота
  • Двоение и «туман» в глазах
  • «Вспышки» или «звёздочки» в глазах
  • Нарушения равновесия
  • Головокружение
  • Свето- и звукобоязнь
  • Шум в ушах

Поведенческие или эмоциональные

  • Заторможенность
  • Общая слабость или сонливость
  • Раздражительность
  • Депрессия
  • Тревога
  • Увеличение продолжительности сна, больше привычной
  • Трудности при засыпании

Когнитивные

  • Ощущение замедленности
  • Ощущение «оцепенения», «как-будто в тумане»
  • Трудности с концентрацией внимания

Ухудшение состояния пациента с лёгкой черепно-мозговой травмой (появление/усиление головной боли, появление/утяжёление неврологических симптомов, появление спутанности и угнетения сознания) может указывать на развитие внутричерепной гематомы и требует экстренного выполнения нейровизуализации

Большинству пациентов достаточно кратковременного симптоматического лечения:

  • при головной боли используются анальгетики и НПВС (парацетамол, ибупрофен, напроксен),
  • при тошноте и рвоте — средства от укачивания и успокоительные антигистаминные средства — при лёгкой выраженности — драмина, атаракс, при выраженных — антисеротононинергические препараты — ондансетрон, гранисетрон (Авомит, Китрил).

Многие известные люди занимались боксом и, вероятно, получали повторные черепно-мозговые травмы.

Из этого списка мне больше всего импонируют Эрнест Хемингуэй и Владимир Владимирович Набоков.

Именно бокс «открыл» миру Чарли Чаплина, он подрабатывал спарринг-партнёром в лёгком весе, его заметил директор Чикагского цирка и пригласил к себе с номером «На арене — бокс».

Исключения: спустя 3 месяца стойкие последствия в виде когнитивных, психических или неврологических нарушений остаются у 10-15% лиц, перенесших лёгкую черепно-мозговую травму (Iverson, 2005). Это состояние называется «постконтузионный синдром».

Постконтузионный синдром включает в себя не менее трёх из следующих групп синдромов, развившихся в течение не более 4-х недель после получения травмы:

  • Головная боль, головокружение, недомогание, общая слабость, повышенная чувствительность к громким звукам;

  • Раздражительность, депрессия, тревога, эмоциональная лабильность;

  • Нарушения памяти и внимания, расстройства мышления, которые воспринимаются пациентом субъективно и не фиксируются — нейропсихологическими тестами

  • Бессонница

  • Снижение толерантности к алкоголю

  • Повышенная озабоченность описанными выше симптомами с ипохондрическим настроем и болезненным самоощущением

У пациентов с очаговыми поражениями головного мозга, в том числе травматическими, а также у лиц, злоупотребляющих алкоголем, повторные, даже лёгкие, черепно-мозговые травмы существенно усиливают риск посттравматических припадков и эпилепсии.

Редко наблюдается развитие «деменции боксёров» у лиц с повторными лёгкими черепно-мозговыми травмами. К этому осложнению предрасположены люди с ApoE ε4 (подтип липопротеида, белково-липидного комплекса).

У небольшой доли пациентов развивается синдром повторного сотрясения (second-impact syndrome — SIS) — диффузный отёк головного мозга после повторных травм. Чаще возникает у спортсменов на фоне симптомов полученного ранее сотрясения головного мозга. В 1998 году было описано 17 случаев, в 12 из них описание не было полным. В работе 2013 года не было выделено состояний, которые можно однозначно рассматривать как факторы риска SIS.

image

выполнять краниографию, если есть возможность проведения компьютерной томографии (КТ) головного мозга — переломы черепа без ушиба головного мозга — казуистика. Если будет выявлен перелом — не обойтись без КТ головного мозга для исключения ушиба и гематомы, если нет — исследование не исключает у пациента опасных проявлений травмы.

  • На практике врачи часто испытывают затруднения в оценке костей лицевого скелета на основании рентгенограмм, что также требует повторного проведения КТ.
  • При наличии томографа не нужно терять время на эхоэнцефалоскопию.
  • Если доступ к КТ или МРТ ограничен, необходимо обоснованно отбирать тех, кому исследование действительно нужно.

Ниже, с целью ознакомления, приводятся различные наборы показаний:

Канадский набор показаний*

  • Оценка по ШКГ < 15 баллов;
  • Подозрение на открытый или вдавленный перелом черепа;
  • Клинические признаки перелома основания черепа (гемотимпанум, «глаза енота» “raccoon eyes,” ликворея из ушей и носа, кровоподтёк в околоушной области «Battle’s sign»;
  • Два и более эпизода рвоты;
  • Возраст ≥65 лет;
  • Продолжительность антероградной амнезии ≥30′ с момента получения травмы;
  • Опасный механизм получения травмы (мотоциклетная травма, падение с высоты более 3-х футов (около 1 метра), или более пяти ступеней;

*Шкала не пригодна для случаев с возможностью развития расстройств сознания из-за причин, не связанных с травмой, при оценке по ШКГ <13 баллов, возрасте пациентов <16 лет, если пациент принимает оральные антикоагулянты (варфарин, прадаксу, ксарелто и др.) или страдает заболеваниями с повышенной склонность к кровотечениям.</p>

Нью-Орлеанский набор показаний

  • Головная боль;
  • Рвота;
  • Наркотическое или алкогольное опьянение;
  • Стойкая антеградная амнезия (нарушения кратковременной памяти)
  • Травматические повреждения выше ключицы;
  • Судорожные припадки;
  • Возраст ≥60 лет;

Риск выявления патологии головного мозга выше у пациентов с оценкой по шкале ком Глазго через 30 минут после травмы 13-14 баллов, чем 15 баллов. Выделены следующие группы по выраженности риска:

Низкий риск — 15 баллов по ШКГ после получения травмы, без потери сознания, амнезии, тошноты, рвоты, головной боли — риск развития внутричерепной гематомы, требующей нейрохирургического лечения 0,1:100

Средний риск — 15 баллов по ШКГ в сочетании с потерей сознания, амнезией, тошнотой, рвотой, головной болью — риск выявления внутримозговой гематомы, требующей нейрохирургического вмешательства 1-3:100, необходимо проведение КТ головного мозга.

Высокий риск — оценка 14-15 баллов по ШКГ, признаки перелома черепа, неврологический дефицит. Риск выявления гематомы, требующей нейрохирургического вмешательства 6-10:100.

К группе пациентов высокого риска, вне зависимости от клинических проявлений травмы, относятся лица, с приёмом антикоагулянтов в анамнезе, до получения травмы, лица > 60 лет.

В случаях, когда КТ головного мозга не проводилась, рекомендовано:

— в течение двух недель с момент получения травмы воздерживаться от приёма алкоголя и обезболивающих препаратов, управления автомобилем и другими транспортными средствами;

— сообщить близким о перенесённой черепно-мозговой травме и предупредить, что при появлении нарушений поведения и повышенной сонливости необходимо вызвать скорую помощь,

— обратиться за помощью самому при усилении головной боли, появлении двоения в глазах, тошноты и рвоты, слабости конечностей и других неврологических нарушений.

«Qu’ils mangent de la brioche», фр.- досл. «Пусть они едят бриоши» — «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!», Королева Франции, Мари́я-Антуане́тта, 1769

— проводить КТ головного мозга после получения отрицательного результата при МРТ головного мозга (в учреждении, где оказывается помощь, есть МРТ, но нет КТ)

Ввиду неоднородности состояний, вызванных биомеханическим поражением головного мозга, для которых характерно нарушения памяти и ориентированности, иногда, с потерей сознания (определение сотрясения головного мозга от 2013 года), вопрос нейровизуализации черепно-мозговой травмы является сложным. Диагноз основан на клинических характеристиках пациента, в большинстве случаев, обычное КТ и МРТ исследования не выявляют изменений в веществе головного мозга у лиц с лёгкой ЗЧМТ.

При наличии магнитно-резонансного томографа — метод обладает достаточной чувствительностью для выявления очаговых травматических изменений головного мозга и внутричерепных кровоизлияний.

МРТ, по сравнению с КТ головного мозга, обладает большей чувствительностью при выявлении очаговых поражений головного мозга. Однако, ни то не другое исследование не даёт результатов, коррелирующих со степенью и характером нейропсихологических нарушений.

Оба метода исследований не достаточно точно выявляют признаки диффузного аксонального повреждения.

На практике важным является выделение состояний, требующих нейрохирургического вмешательства: гематомы, переломы черепа.

Использование данных о характере и распространённости ушибов головного мозга в формировании прогноза и плана восстановительного лечения не разработано.

— выполнять повторные нейровизуализационные исследования (КТ и МРТ) без медицинских показаний

Немотивированная тревога лечащего врача к показаниям не относится. Повторные обследования показаны пациентам с прогрессированием расстройств сознания и очаговых неврологических симптомов, с развитием судорожных припадков. Выполнение КТ подвергает пациента действию ионизирующего излучения, что повышает риск опухолевых заболеваний.

Вред от МРТ головного мозга для здоровья не доказан, для кошелька пациента и медицинского учреждения — бесспорен.

— использовать при обследовании пациента реоэнцефалографию, как после травмы, так и в отдалённом периоде

Исследование не даёт ценной информации, его результаты будут отличаться при повторных исследованиях, не нужны для лечения пациентов, выступают в качестве дополнительного источника тревоги.

— выполнять электроэнцефалографию пациентам, перенесшим ЧМТ, у которых не было эпилептических припадков и их эквивалентов

После ЧМТ чаще отмечаются неспецифические изменения: единичные острые волны, группы острых волн, реже, комплексы «пик-волна», неравномерность альфа-ритма; большая чувствительность к функциональным пробам. Риск эпилептических припадков у лиц без очагового поражения головного мозга не велик, также низок риск развития эпилепсии у лиц, перенесших ранние посттравматические припадки в течение первой недели после получения травмы.

— выполнять дуплексное сканирование брахиоцефальных артерий всем пациентам, перенесшим ЧМТ

диссекция церебральных артерий является довольно редким осложнением черепно-мозговой травмы, как правило, протекает с клиникой недостаточности мозгового кровообращения, головной болью и болью в шее. Инсульты, вызванные диссекцией прецеребральных артерий, протекают доброкачественно.

Информация о материале
Автор: Михаил Яблонский
Категория: Черепно-мозговая травма
Опубликовано: 02 сентября 2015
  • Назад
  • Вперед

Главная Поиск

Различные способы поиска

Поиск по базе данных: image Научные статьи Видеоматериалы

Поиск Яндексом по сайту

Репозиторий OAI—PMH

Репозиторий Российская Офтальмология Онлайн по протоколу OAI-PMH

Конференции

Офтальмологические конференции и симпозиумы

Видео

Видео докладов

Поздравляем—> Онлайн трансляции—>Всероссийский консилиум. Клинические разборы пациентов с глаукомой из реальной практики. 23 июня 2021 г. 16:00 — 17:30 catad_tema Риниты, синуситы, риносинуситы — статьи catad_tema Хирургические болезни — статьи Статьи Комментарии —>

Как известно, воспаление, возникающее в слизистой оболочке дыхательных путей в результате воздействия различных повреждающих факторов, в том числе на фоне инфекционного процесса, хирургической травмы и т.д., является нормальной защитной реакцией, что обычно приводит к уничтожению инфекционного агента, активации процессов регенерации и восстановлению тканей. Однако в целом ряде случаев воспаление выходит за рамки физиологического процесса, возникает неконтролируемое повреждение. В таких ситуациях воспаление и инфекция усиливают друг друга, что приводит к порочному кругу, способствует развитию хронического процесса, суперинфекции [1].

Особое значение данные постулаты имеют в ситуациях, когда речь идет о различных операциях в полости носа и околоносовых пазухах. На фоне хронического воспаления существенно выражена функциональная несостоятельность мукоцилиарного транспорта. Хирургическая травма в значительной степени угнетает и без того нарушенный местный защитный барьер.

При этом  на фоне повреждения слизистой оболочки полости носа  и пазух происходит выброс огромного количества биологически активных веществ – медиаторов воспаления, в первую очередь так называемых эйкозаноидов – простагландинов и лейкотриенов. Как следствие, отек слизистого и подслизистого слоев, нарушение микроциркуляции, повышенная секреция вязкой слизи [1]. Все это приводит при повышенной кровоточивости, образовании кровяных сгустков к активации микробной флоры, усугублению воспаления, замедлению процессов регенерации. 

Таким образом, воспаление, возникающее в слизистой оболочке полости носа и околоносовых пазухах после различных хирургических вмешательств на данных органах, в целом ряде случаев требует регулирования. Управление воспалительным процессом необходимо для уменьшения послеоперационных реактивных явлений, улучшения качества жизни больных в период реабилитации, снижения риска развития осложнений.

В связи с этим неоспоримым является использование различных препаратов, с одной стороны  регулирующих течение воспалительного процесса после операций в полости носа и околоносовых пазухах, с другой – подавляющих инфекционный фактор.

Кафедра болезней уха, горла и носа ММА им. И.М. Сеченова уже многие годы является сторонником и активным проводником идей применения местного антибактериального, противовоспалительного и симптоматического  лечения при различной патологии верхних дыхательных путей. В частности на кафедре выполнен целый ряд работ, показывающих целесообразность использования местных препаратов у больных после различных операций в полости носа и околоносовых пазухах.

Особенности течения послеоперационного периода у таких больных диктуют необходимость проведения именно местного лечения. Преимуществами местной терапии являются: непосредственное воздействие на послеоперационную область, возможность создания оптимальной концентрации препарата в очаге, отсутствие системного действия за счет крайне низкой их системной абсорбции.

Учитывая особенности конкретного заболевания и конкретную операцию, выбор того или иного препарата в послеоперационном периоде также конкретен и разнообразен. В частности, после операций требующих подавление микробного фактора и достижения выраженного противовоспалительного эффекта нами с успехом применялись такие препараты как полидекса с фенилэфрином и изофра.

Для уменьшения постхирургического отека слизистой оболочки целесообразно применение топических интраназальных стероидов в раннем послеоперационном периоде, особенно у больных с отягощенным аллергологическим фоном. С этой целью мы применяли такие препараты как фликсоназе, назонекс, насобек.

Муколититческий эффект при обильном вязком секрете возможен при использовании такого препарата как ринофлуимуцил.

С целью увлажнения слизистой оболочки, уменьшения тягостных для больных ощущений дискомфорта, размягчения корок применяли препараты салин, аква- марис, физиомер.

Естественным было сочетание и очередность использования различных препаратов на разных этапах послеоперационного периода.

По нашему мнению, заслуживают внимания препараты, обладающие комплексным действием, объединяющие свойства нескольких медикаментозных средств, влияющие на разные патогенетические звенья воспаления в послеоперационном периоде. Примером такого препарата является полидекса с фенилэфрином.

Назальный спрей  ПОЛИДЕКСА с фенилэфрином оказывает влияние на все патогенетические звенья послеоперационного воспаления: сочетание двух антибиотиков вызывает бактериальную элиминацию целого ряда клинически значимых микроорганизмов, способных вызвать бактериальную агрессию в послеоперационном периоде; очень важен дексаметазон, который оказывается незаменимым как мощный противовоспалительный и гипосенсибилизирующий фактор. Мягкое сосудосуживающее действие фенилэфрина значительно снижает тягостные для больных симптомы послеоперационной обструкции и ринореи.

Такое сочетание представляется оптимальным и может быть использовано после практически любой операции в полости носа и околоносовых пазухах, что нами и осуществлялось на практике.

В частности, Полидекса с фелинэфрином назначалась после: радикальной операции на верхне- челюстной пазухе по поводу хронического гнойного или полипозно- гнойного гайморита, гайморотомии по поводу кист верхне- челюстных пазух, этмоидотомии, операций в полости носа  и околоносовых пазухах по поводу переходно – клеточной  и инвертированной папиллом, подслизистой резекции перегородки носа и септопластики сразу после удаления тампонов из полости носа, полипотомии носа при полипозном синусите,  после операций на носовых раковинах (УЗД, подслизистой вазотомии, подслизистой частичной резекции раковин и т.д.) по поводу различных форм хронического ринита, после аденотомии, иссечения синехий полости носа. Наконец, данный препарат мы применяли после эндоскопических  функциональных операций в полости носа и пазухах – полисинусотомии. 

Нами был проанализирован результат применения препарата полидекса в послеоперационном периоде у 50 больных. Из них 15 больным выполнена подслизистая резекция перегородки носа и септопластика. У 15 пациентов проводились те тли иные оперативные вмешательства на носовых раковинах и у 20 человек выполнено хирургическое лечение различных форм синуситов. Под нашим наблюдением находилась также аналогичная по количественному и качественному составу контрольная группа, получавшая в послеоперационном периоде традиционное лечение, заключавшееся в ингаляциях с ротоканом и масляными аппликациями на слизистую оболочку полости носа.

    Наряду с обычным оториноларингологическим осмотром  всем больным проводили рентгенологическое исследование околоносовых пазух носа, ринопневмоманометрию (0 и 14 день), исследование мукоцилиарного клиренса посредством сахаринового теста (0 и 14 день), общеклиничекий анализ крови. Результаты исследования регистрировали в специально разработанной карте.

У большинства пациентов исследуемой группы наблюдалось более выраженное уменьшение ринореи и отёка слизистой оболочки в сравнении с традиционными методами лечения. Данная тенденция прослеживалась на продолжении всего периода  лечения.  Кроме того, на фоне приема препарата больные отмечали быстрое уменьшение затруднения носового дыхания, головной боли, нарушения обоняния. Динамика клинических проявлений оценивалась по специально разработанной системе балов.

Исторически сложилось, что клинике значительная часть научных исследований посвящена применению хирургических лазеров. В настоящее время в клинике успешно применяются 4 вида хирургических лазеров: старейшие наши лазеры — СО2 — и  YAG-Nd лазер, YAG-Но лазер и самый последний и весьма перспективный  хирургический полупроводниковый волоконный лазер – лазерный скальпель (ЛС-1,56) на эрбий активированном волокне (длина волны 1,56 мкм), разработанный отечественными инженерами. У каждого из этих лазеров имеются свои преимущества, показания и области применения. Например, волоконный лазер имеет ограниченную глубину проникновения, высокую точность воздействия, и как следствие, щадящее отношение к окружающим тканям.

Однако после лазерных воздействий в связи с выраженным воспалением также требуется медикаментозное лечение, преследующее различные цели. Оптимально, если препарат обладает комплексным действием, имеет протективный антибактериальный и противовоспалительный эффект, противоотечное действие, что способствует уменьшению тягостных для больного симптомов  и улучшение качества жизни в раннем послеоперационном периоде,

Эффективно проводить послеоперационное лечение можно при помощи препарата, о котором речь шла выше —  Полидекса с фенилэфрином.

Для подтверждения вышеизложенного нами проведено исследовании 2 х рандомизированных групп больных, подвергавшихся лазерной эндоназальной хирургии. В исследуемой группе (20 человек) в послеоперационном периоде использовали препарат полидекса с фенилэфрином, в контрольной группе применяли орошение препаратом Салин.  Обследование больных, регистрация и анализ результатов лечения проводились по изложенной выше схеме.

Ниже приведены результаты исследования больных в послеоперационном периоде при лазерной и традиционной ринохирургии.

параметры

День 0

День 2

День4

День6

День8

День 10

и

к

и

к

и

к

и

к

и

к

и

к

Затруднение* носового дыхания

120

110

100

120

80

100

60

90

20

40

10

Сухость в полости носа*

Выделения из носа*

200

180

160

180

120

170

80

80

40

50

10

Отек слизистой оболочки носа**

140

145

120

155

60

90

55

76

35

58

15

19

Гиперемия слизистой Оболочки носа **

140

136

140

140

80

90

20

25

7

7

Приведенные выше данные указывают крайне благоприятное течение постоперационного периода под влиянием препарата Полидекса с фенилэфрином  не зависимо от характера хирургического вмешательства.

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе медикаментозного лечения больных, которым проведено иссечение синехий полости носа. Хорошо известно, что после подобных операций требуется длительный уход за полостью носа, установка протекторов для предотвращения рецидивов.

Данную операцию мы в настоящее время проводим в основном при помощи различных хирургических лазеров. Великолепно подходит для этого лазерный скальпель ЛС-1,56 на эрбий активированном волокне– волоконный лазер.

Однако даже после лазерного иссечения синехий требуется длительное ношение протекторов, не говоря уже об обычных способах операций. Мы используем чаще всего пластины или пленки из различных полимерных материалов. Длительное пребывание пленок, которые фактически представляют собой инородное тело, требуют медикаментозного прикрытия.

Оптимальными средствами являются опять же препараты комплексного  действия, подавляющие активность  микробного фактора при таком длительном послеоперационном периоде, уменьшающие тягостные для больных симптомы. Тем самым подобные препараты позволяют не только избежать местных  и общих осложнений, но и существенно улучшают качество жизни больных во время восстановительного периода.

За последние полгода в нашей клинике под наблюдением находились 7 больных с синехиями полости носа. У всех синехии возникли в результате травмы носа- бытовой, спортивной хирургической, причем у 2 больных носовое дыхание полностью отсутствовало более 20 лет. Ни у одного пациента на протяжении 10 –14 дней ношения протектора и применения препарата Полидекса с фенилэфрином  не возникли побочные эффекты, не было оснований для преждевременного удаления пластин. У всех больных отмечено полное восстановление носового дыхания. Ни в одном случае не было рецидива.

1 октября 2003 г.

Комментарии

(видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ) Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь Связанные темы: Риниты, синуситы, риносинуситы — статьи Особенности течения воспалительного процесса и местная терапия риносинуситов у больных на фоне сахарного диабета 2 типа Эфирные масла в лечении острого риносинусита у детей Возможности использования современных антигистаминных препаратов в терапии больных аллергическим ринитом Синупрет в лечении заболеваний полости носа, околоносовых пазух и среднего уха Продукция цитокинов у больных риносинуситом при лечении Циклофероном Хирургические болезни — статьи Опыт применения таурина на этапе реабилитации больных после кардиохирургических вмешательств ​Особенности предоперационной подготовки пациентов с ожогами и хроническими язвами различной этиологии к аутодермопластике ​Аспекты значимости послеоперационной гепатопротекторной терапии в ургентной хирургии Применение антиоксиданта Мексидола у больных ИБС при кардиохирургических операциях с искусственным кровообращением

Родовая (перинатальная) травма – повреждения, полученные ребенком во время родов. За время родового периода младенец может получить внутричерепные повреждения, повреждения спинного мозга, периферической нервной системы, костно-мышечной системы, а также тканей и внутренних органов.

Почему во время родов случается травма?

Роды по правилам.

Ребенок прокладывает себе путь в эту жизнь головой. Буквально протискиваясь сквозь узкий и тесный туннель родовых путей, малыш головой раздвигает дорогу всему остальному телу. Чтобы облегчить ему эту задачу и помочь голове малыша справить с колоссальным, оказываемым на нее, давлением, природа задумала человеческий череп, состоящим из множества костей, они плотно «подогнаны» друг к другу, но на момент появления ребенка на свет практически друг с другом не скреплены. Как 3D-пазл. Такое строение черепа позволяет ему деформироваться и подстраиваться под все трудности и сдавливания «родового маршрута». Не ломаться, а, наоборот, восстанавливаться после появления на свет. К тому же все тело ребенка в момент родов сложено таким образом и должно иметь такие пропорции, чтобы пройти родовой путь с наименьшим стрессом и потерями. Так должно быть в идеале. Однако на деле все происходит далеко не всегда гладко. Если роды проходят по незапланированному природой сценарию, малыш во время рождения рискует получить травму. Что, к сожалению, часто и происходит (статистика показывает вероятность получения повреждений различной степени тяжести в более, чем 80% родов; тяжелые травмы, конечно, составляют меньшую их часть). Как можно догадаться, череп и шейный отдел позвоночника – наиболее уязвимые части организма ребенка в процессе родов, так как именно на них приходится самая основная нагрузка. И каким бы твердым не казался череп, каким бы надежным его не задумала природа, но в режиме экстремальных перегрузок его конструкция достаточно уязвима, ведь череп новорожденного состоит из множества маленьких костей, практически автономных друг относительно друга. Во время родов кости черепа очень подвижны, и в результате каких-то вынужденных или случайных нарушений «родового сценария» алгоритм движения костей черепа может измениться, что может привести к их смещениям, черепно-мозговой травме, и, как следствие, нарушению мозгового кровотока (в том числе, ишемия или недостаток кислорода – гипоксия), кровоизлиянию в мозг. Повреждения нервной системы во время родов наиболее опасны. Они связаны не только с областью мозга (головного и спинного), но могут также касаться нервных сплетений или отдельных нервов.

Довольно серьезной травмой является повреждение мышц. Так, повреждение грудино-ключично-сосцевидной мышцы становится причиной кривошеи – состояния, при котором голова ребенка имеет явно выраженный наклон на сторону и развернута при этом в противоположную.

Во время родов случаются также повреждения костной системы. К наиболее частым из них относится перелом ключицы во время родов, который в случае, если он не был сразу же обнаружен или должным образом пролечен, может повлечь за собой неприятные последствия для мышц и связок.

В следствие родовых травм также могут быть повреждены мягкие ткани и внутренние органы (причем повреждения внутренних органов могут быть следствием нарушений нервной системы).

Причины родовой травмы.

  • неправильное наложение акушерских щипцов,
  • вакуум-экстракция плода,
  • а также искусственная стимуляция родовой деятельности.
  • тазовое предлежание,
  • несоразмерность размера головки ребенка и родовых путей мамы,
  • неправильное вставление головки малыша,

Почему перечисленные выше случаи травмоопасны?

Последствия родовой травмы.

Лишь немногие травмы дают о себе знать сразу же после рождения или проявляются какими-либо симптомами по прошествии небольшого времени.

На ранних сроках у малыша могут быть диагностированы, например, кривошея, асимметрия головы, косолапость, мышечный гипертонус. (ДЦП) – последствие наиболее серьезных родовых травм.

Большая часть повреждений не очевидна сразу же после рождения ребенка и проявляется лишь со временем. Причем иногда родовая травма требует достаточно большого временного интервала для того, чтобы себя обнаружить. К «бомбам замедленного действия» относятся психоневрологические нарушения ( ) – задержки развития , различные состояния аутистического спектра, судорожные синдромы.

С чем это связано?

В этом отложенном во времени режиме и заключается опасность таких травм. Они могут проявиться серьезными последствиями. Такими, например, как: , аутизм, расстройства аутистического спектра (РАС), эпилепсия и эписиндром, гиперкинезы. Или обернуться менее тяжелыми, но при этом ни чуть ни менее значительными диагнозами – такими как: задержки речевого развития или задержки психоречевого развития, различные нарушения речи (алалия, дизартрия, логоневроз), проблемы, связанные с обучением (дислексия, дисграфия), и поведением (синдром дефицита внимания и гиперактивность (СДВГ).

Сначала, до года, доктора лечат кроху от:

  • чрезмерных срыгиваний,
  • кишечных колик,
  • дефицита веса,
  • беспокойного поведения,
  • постоянного плача и нарушений сна,
  • гипервозбудимости,
  • задержки моторного развития.
  • нервная возбудимость,
  • задержки речи и нарушения речи различных этиологий,
  • задержки развития,
  • энурез,
  • тики,
  • косоглазие.
  • нарушении поведения, гиперактивности,
  • нарушениях внимания, мышления, памяти,
  • трудностях в обучении,
  • сколиозе,
  • частых головных болях,
  • слабом иммунитете,
  • повышенной утомляемости.

Диагностика и лечение родовых травм.

Что делать?

Если в помещении выбило пробки и перегорела лампочка, можно или безрезультатно пытаться вкрутить новую лампочку, или включить альтернативный фонарик, или починить электропроводку – то есть, в последнем случае, устранить причину внезапного наступления темноты. Очевидно, что лечить прежде всего нужно причину заболевания, а не ее последствия. В этом состоит суть остеопатического подхода. Наибольшая доля последствий перинатальных травм приходится на нарушения нервной системы. И внимание врача в этих случаях в первую очередь обращено к черепу, кости которого были травмированы или смещены во время рождения. Врач- остеопат с невероятной точностью определят смещения костей черепа и внутрикостные напряжения, что можно подтвердить с помощью аппаратной диагностики. Как профилактика родового травматизма может рассматриваться остеопатическое сопровождение беременности, когда врач-остеопат на различных этапах беременности проводит коррекцию и готовит организм будущей мамы к родам.

  • Tweet
  • Share
  • +1
  • Email
  • VKontakte

30.10.2017

Нередко пациенты сталкиваются с ситуацией, когда врачи испытывают сложности с постановкой диагноза, в связи с близким расположением тех или иных органов, и пациент вынужден обращаться к смежным специалистам, чтобы избежать неточной постановки диагноза.

Не является исключением и стоматологическая наука. Достаточно распространен диагноз, этиологию, т.е. причину которого врачи-стоматологи порой затрудняются определить. А именно, воспаление верхнечелюстной (гайморовой) пазухи — синусит. Или диагноз, название которого больше «на слуху» — гайморит. Пациенты часто в замешательстве, к какому врачу обращаться, стоматологу или ЛОР-специалисту.

Давайте разберёмся, почему часто ЛОР-врач и врач-стоматолог не могут поделить данный диагноз.

Для начала дадим определение и поймем, что такое гайморова пазуха:

Гайморова пазуха – это полостное образование в верхней челюсти, выстланное слизистой оболочкой.

image

Функцией гайморовой пазухи является согревание и очищение вдыхаемого воздуха. При проникновении инфекции, тем или иным путем, слизистая оболочка пазухи воспаляется, этот процесс и называется гайморитом (синуситом). Пациент, как правило, жалуется на чувство заложенности носа, наличие гнойного экссудата (отделяемая жидкость), головные боли, повышение температуры, боль в проекции пазухи при наклоне головы и пальпации.

image

Причины для развития синусита могут быть одонтогенные (из-за зуба) и неодонтогенные.

Неодонтогенные причины, чаще всего, связаны с осложнением простудных или вирусных заболеваний, ринитов. С данным диагнозом работает непосредственно специалист по части ЛОР-заболеваний.

Мы же с вами более подробно остановимся на одонтогенной причине синусита:

Как отмечалось выше, причиной развития данного вида воспаления является инфицированный зуб.

image

Связано это с анатомическими особенностями строения верхней челюсти, так как корни зубов располагаются близко к пазухе или даже непосредственно в ней:

image

Таким образом, при наличии хронического воспалительного процесса в каналах зубов верхней челюсти, эта инфекция переходит на слизистую оболочку синуса, вызывая её воспаление. При одонтогенной причине развития синусита, лечить только пазуху носа у ЛОР-врача нецелесообразно, поскольку данное лечение не даст долговременного эффекта. Необходимо устранять причину воспаления — инфицированный зуб. И зачастую, такие неприятные манипуляции как проколы, промывания, и назначение антибактериальных средств, не приносит желаемого результата.

image

И поэтому, грамотные ЛОР-специалисты, перед началом лечения, обязательно направляют пациента к стоматологу, для исключения одонтогенной причины развития синусита.

Если виной воспаления оказался зуб, стоматологу в первую очередь необходимо оценить целесообразность лечения и сохранения данного зуба. Если перспектива лечения оценивается как благоприятная, то врач стоматолог-эндодонтист проводит качественное лечение корневых каналов, чтобы устранить инфекцию. Перед постоянным пломбированием каналов, возможно, понадобится временное их заполнение, средствами, оказывающими антисептическое действие. И потом уже, увидев, положительную динамику, герметично закрывать зуб. Если же зуб сильно разрушен, или нет возможности прохождения каналов (склероз, сильное искривление, перфорация корня, ложный ход, сломанный инструмент), то такой зуб необходимо удалить.

После устранения причины, через пару месяцев, проводится контрольная компьютерная томография, чтобы убедиться, что пазуха носа начала восстанавливаться.

image

Важно отметить то, что все пазухи сообщаются между собой, соответственно инфекция из верхнечелюстного синуса, при отсутствии должного лечения, может распространиться по всей системе пазух, что в разы усложняет лечение.

Таким образом, грамотный подход к лечению и своевременное перенаправление к подходящему специалисту, предотвратит постановку неверного диагноза и как следствие, неправильную тактику лечения. А следовательно, сэкономить время и финансы пациента.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Александр Махнёв
Отоларинголог, врач высшей категории, стаж более 25 лет.
Семейная клиника Верис
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий